Нео-татибы и психоисторическое кольцо

(автор: gest)

Краткая суть. Есть две шкалы — индивидуализм-коллективизм и рациональность-иррациональность. Эти шкалы формируют четыре базовых человеческих стратегии в контексте социума, или рамки.

Рациональные коллективисты объединяются, чтобы создать рациональную социальную систему. Рациональная система заточена под конкуренцию за ресурсы с другими аналогичными социальными системами. Рационально организованная система должна побеждать менее рациональную.

Иррациональные коллективисты объединяются, чтобы создать иррациональную социальную систему. Иррациональная система заточена под борьбу с отдельными людьми и их уничтожение/подавление/переделку согласно критериям иррациональной системы. Особенность концепции «психоисторического кольца» состоит в том, что в ней постулируется trade-off между разными социальными стратегиями. Социум, нацеленный на борьбу с внешним врагом (другим социумом), неэффективен в борьбе с внутренним врагом (собственными подданными), и наоборот. Традиционно это рассматривалось, как составные части одной и той же функции государства, как аппарата насилия, но в рамках данной концепции это не так.

Иррациональные индивидуалисты стремятся заразить других людей своими мемами, то есть они распространяют свои убеждения при помощи различных социальных практик, пытаясь превратить других индивидуалистов в разносчиков собственных идей. Если бы эти люди не были индивидуалистами, они могли бы создать для этих целей жёсткую структуру (начиная с уровня секты), которая заколачивала бы их идеи в сознание жертв, и это была бы вышеупомянутая иррациональная социальная система. Но они индивидуалисты, по определению.

Рациональные индивидуалисты стремятся «монетизировать» свою рациональность. В идеале они стремятся паразитировать на крупной социальной системе, замыкая на себя потоки энергии и информации и используя возможности системы в своих личных целях. При невозможности подобного (когда поблизости нет системы, частью которой они могли бы стать), они начинают пропагандировать свои взгляды, распространяя их в качестве мемокомплесов и надеясь зацепить ими один из ключевых элементов существующей системы (чтобы превратить его в рационального индивидуалиста). Таким образом, рациональные индивидуалисты получают свои ресурсы либо непосредственно от системы, либо от другого рационального индивидуалиста, который является частью системы.

[Иначе говоря, ось рациональность/иррациональность — это ось борьба за ресурсы/борьба за смыслы.]

По очевидным причинам, рациональные индивидуалисты являются главным врагом рациональных социальных систем, так как индивидуалисты на них паразитируют и разлагают изнутри (распространяя свою «рационально-индивидуалистическую» рамку в качестве мемокомплекса), а рациональные системы, по определению, неэффективны в борьбе с внутренним врагом и альтернативными мнениями, иначе они стали бы иррациональными.

В то же время, иррациональные индивидуалисты легко заражают рациональных индивидуалистов своими мемами (согласно своей специализации), делая эгоистов менее рациональными, то есть понижая их приспособляемость и способность к освоению ресурсов.

Иррациональная социальная система — главный враг иррациональных индивидуалистов, по очевидным причинам. Система их уничтожает и подавляет.

Рациональная социальная система, в свою очередь, ест иррациональные на завтрак — без какого-либо изящества и искусства, просто раскатывает их катком.

—————————————-

Рассмотрим с этой точки зрения на сюжетно-историческую схему классического киберпанка. Произошла некая «пересборка» общества, в результате которой старые национальные государства в значительной степени утратили свои функции, если вообще сохранились. Политическая, экономическая и культурная власть теперь сосредоточена в мегакорпорациях, которые представляют собой рациональные структуры, так как их основное занятие — это борьба с другими мегакорпорациями. Что дополнительно подтверждается фактом существования пёстрой «киберпанковской сцены», состоящей, очевидным образом, из иррациональных индивидуалистов, — если бы мегакорпорации тратили свои ресурсы на поддержание «единообразия и единомыслия», мы бы не наблюдали ничего подобного. При этом, иррациональным структурам меньшего масштаба, уровня организованной преступной группировки, политического движения или религиозной секты, не позволяют вырасти и утвердить своё монопольное право на смыслы на сколько-нибудь крупной территории, их целенаправленно давят. (Иначе бы они слопали всех киберпанков, как одиночек.)

В целом, такая политика выгодна самим мегакорпорациям. Если бы не существовало «сцены», индивидуалистам оставалось бы только делать карьеру в мегакорпорациях, и самые рациональные из них поднимались бы до самых верхов, при этом оставаясь эгоистами, которым плевать на благо системы в целом. А так, киберпанки заражают индивидуалистов своими мемами, и те сами превращаются в киберпанков, то есть посвящают себя иррациональной (с точки зрения доступа к ресурсам) деятельности.

[Проблема СССР в этом контексте. Иррациональный индивидуализм подавлялся в пользу иррационального коллективизма. Рациональные индивидуалисты шли работать в советские структуры — ведь других-то не было. Как бы действовал Мальчиш-Плохиш в СССР? Он ведь способен придерживаться прагматической стратегии, а его главная мотивация — бочка варенья и корзина печенья.]

—————————————-

В рамках нашего сеттинга каждая из нео-татиб представляет собой парадоксальное (неустойчивое) сочетание двух конфликтующих стратегий.

«Оранжевые» — это рациональные коллективисты и рациональные индивидуалисты. Общество, заточенное под рациональную конкуренцию крупных структур (отсюда свобода слова, разделение властей, конкурентная демократия, частная инициатива), и, одновременно, обслуживание интересов узкого круга патрициев, Настоящих Граждан.

«Фиолетовые» — это рациональные индивидуалисты и иррациональные индивидуалисты. Ставка на паразитирование на сложных системах, официальным и неофициальным образом, и на распространение своих мемов с целью обращения новых людей. Собственных крупных социальных систем не создают, ибо Хаос и Анархия.

«Серые» — иррациональные индивидуалисты и иррациональные коллективисты. С одной стороны, ненасильственное распространение своих мемов по всему миру за счёт верующих в Техносферу, с другой — жёсткое подавление инакомыслия на захваченных территориях.

«Зелёные» — иррациональные коллективисты и рациональные коллективисты. Промывка мозгов вкупе с попыткой создания рациональной системы, которая сможет закатать в асфальт всех противников сопоставимого размерного класса. При этом, за пределы «зелёных» социумов «зелёные» мемы не выходят и никого там не волнуют.

[Таким образом, «оранжевые» боятся заразиться иррациональными идеями, «фиолетовые» боятся чисток и борьбы с инакомыслием, «серые» — военного разгрома, а «зелёные» — паразитизма.]

В киберпанковских терминах, мегакорпорации — это сочетание «оранжевых» и «зелёных», а «сцена» — место, где советские киберпанки-технократы (видео) тусуются с анархичными киберпанками-трансгуманистами (и находят с ними общий язык за счёт любви к технике, моддингу и нестандартному использованию стандартного оборудования).