Нео-татибы. Оранжевый, серый, фиолетовый, зелёный

(автор: gest)

Меня зацепила следующая фраза fortunatus‘а: «зелёная и фиолетовая — самые новые татибы, скорее даже татибы будущего. Сейчас они находятся в процессе формирования и обособления«.

И всё, я стал придумывать сеттинг.

Потому что мои татибы — они, в принципе, должны описывать прошлое, настоящее, будущее и параллельные миры. А для фантастики, наоборот, необходимо что-то узкое, экзотическое, специфическое, но, одновременно, узнаваемое.

Для футуристических сеттингов важен конфликт. Для того, чтобы сконструировать настоящий конфликт, необходимо проработать стоящую за разными сторонами идею, идеал, идеологию. Я видел разные примеры подобного. Я видел сеттинг, построенный на глобальном конфликте по вопросу копирайта и копилефта. Я видел сеттинг, где США разваливались на части по итогам второй Гражданской войны между сторонниками и противниками абортов («чойсерами» и «лайферами»).

Я уже писал о подобном:

Как-то arishai предложила мне подумать о мире будущего. Конечно, речь не может идти о Настоящем Будущем (по той очевидной причине, что его никто не знает :-D). Но чтобы придумать сеттинг, который будет хотя бы похож на идею будущего, надо разглядеть в современном мире уже существующие противоречия. А потом уже отыграть конфликт между ними и возможный исход…

Соответственно, для нашего непосредственного будущего предлагались следующие противоречия: богатый глобальный Север против бедного глобального Юга; утрата Америкой статуса абсолютного гегемона; возвышение Китая (но это вызывает скепсис, так как многие ещё помнят, как в начале 90х всех пугали Японией); «исламский вопрос» в Европе; «русский вопрос» в Евразии. Плюс, традиционное — истощение природных ресурсов против «лишних» жителей Земли.

Более оригинальные варианты — ослабление и распад национальных государств, возвышение новых транснациональных институтов; борьба копирайтеров с копилефтерами, как в предыстории ролевого сеттинга «Transhuman Space — Fifth Wave»; наконец, борьба людей с генетически и кибернетически улучшенными постлюдьми или искусственно созданными (сверх)разумными формами жизни. Вот, милое — “The Artilect War”, где предсказывается глобальная война с миллиардными жертвами между сторонниками строительства гигантских сверхразумных компьютеров и фанатичными противниками этой идеи.

Речь шла о книге футуролога Хьюга де Гариса; за строительство сверхразумных компьютеров выступали Космисты, против — Терране. Плюс, там ещё была третья группа — Киборгианцы, которые выступали за апдейт человечества и слияние с машинами.

Итак, в чёрную fortunatus не верит в принципе (не может представить себе подобной идеологии: сознательного служения Левиафану и проактивного поддержания Баланса), так что их вычёркиваем, в центре дырка. Вместо настоящих татиб берём их ситуативные гибридные квазиформы — коричневую (или «оранжевую»? давайте оранжевую… короче, Good), серую (Evil), зелёную (Law), фиолетовую (Chaos), переосмысленные в контексте футурологии.

Основное деление — спор между идеалом «быстрого» и «медленного» будущего:

Схема нео-татиб
Нео-татибы. Основная схема

Мы пока не знаем, что это, как выглядит, как организуется, какие формы примет это противостояние. (Но я подумаю.) Пока очевидным образом проявилась только оранжевая; с точки зрения идеологии — частично фиолетовая.

У нас есть ключи. Вот, например, замечание fortunatus‘а: «Предполагаю, что в будущем важность зелёно-фиолетового антагонизма возрастёт. (Моё «Поздневековье» — мир победивших зелёных…)«. Это ключ. Подшиваем «Поздневековье» к архиву, вместе со всем тем дискурсом.

Очень вкратце. Классическая модель развития и модернизации — человечество осваивает новые ресурсы и источники энергии, создаёт более эффективные производственные силы, численность человечества растёт — появляется возможность сконцентрировать больше ресурсов, энергии и человеческого материала на решении стоящих перед человечеством задач — автокаталитический прогресс, поддерживающий сам себя. Но если человечество упирается в потолок развития, а ресурсов начинает не хватать, прогресс сменяется стагнацией, численность человечества начинает сокращаться, качество человеческого материала начинает падать, во всех сферах запускаются процессы деградации (нет средств поддерживать стареющую инфраструктуру, тем более нет средств для создания новой инфраструктуры = победа энтропии). Возможно, мы уже там. При таком раскладе, например, демократия совершенно бесполезна, потому что текущая версия демократии рассчитана на прогресс, социальное развитие, рост численности населения и повышение качества населения, на массовый средний класс. А тенденции в настоящий момент указывают в противоположную сторону.

Ещё один ключ. Схема татиб строилась на «правом тренде», условно говоря (движении против часовой стрелки). Белый Рыцарь выбирал Добро и Порядок, с вектором в сторону Порядка; Жёлтый Рыцарь выбирал Порядок и Зло, с вектором в сторону Зла; Красный Рыцарь выбирал Зло и Хаос, с вектором в сторону Хаоса; Синий Рыцарь выбирал Хаос и Добро, с вектором в сторону Добра.

Всё это довольно эзотерично, но это позволяет нам переосмыслить и дифференцировать «оранжевую», «фиолетовую», «серую» и «зелёную» в качестве отколовшегося «левого крыла» той или иной татибы (по часовой стрелке).

И ещё одно общее замечание.

Я хотел бы ещё раз пройтись по одной из идей, заложенных в этот сеттинг — «победители» и «проигравшие».

Представьте, что все эти течения связаны с победой США и поражением СССР в Холодной войне

«Серые» и «зелёные» возникли в результате поражения. Они потомки тех, кто пережил полный разгром и крушение своего мира и своей идеологии, может быть, даже не один раз. В этом смысле, «оранжевая» и «фиолетовая» — очень американские; «зелёная» и «серая» — пост-советские. Конечно, глупо привязывать целый сеттинг к одному историческому противостоянию, возможно, с точки зрения будущего, даже не самому главному, и распространять последствия единичного геополитического поражения на весь мир. Но так получилось.

Именно поэтому я сказал, что это не настоящее будущее, это, во многих отношениях, стремительно устаревающее и уже устаревшее представление о будущем, потому что сам конфликт уже давно в прошлом.

Как бы то ни было, «оранжевые» и «фиолетовые», помимо всего прочего, обозначают два полюса американской фантастики. Я это уже частично говорил, но скажу ещё раз.

«Оранжевые» — это такая стереотипная американская космоопера. Где появились новые технологии, человечество открыло сверхсвет и покорило далёкие миры, но, в общем-то, ничего особо не изменилось. Капитализьм, как говорил Арнольд в «Красной жаре». Федерация, Сенат, Президент — названия политических органов и должностей могут меняться, а суть всё та же. И морпехи в боевых скафандрах. При этом, у части героев может быть экзотическая этническая принадлежность и соответствующие имена. В морпехах могут служить женщины. И геи. Геи-женщины. Лесбиянки. Лесбиянки в особенности! Вот, автор отработал обязательную программу политкорректности и на этом считает свою задачу выполненной. Аугментация по минимуму, но присутствует, встречаются киберпротезы.

«Фиолетовые» — это такая прогрессивная американская научная фантастика, где автор старается выпендриться и показать, что шагает в ногу со временем. Пост-киберпанк и биопанк, нео-анархизм, трансгуманизм, отказ от традиционных гендерных рамок, she как нейтральное местоимение (несколько фантастов разом попытались выдумать новое нейтральное местоимение для личностей без маркированного пола, и у каждого оно было своё, так и не договорились, вроде). Роботы и виртуальные аватары обретают самосознание и смешиваются, а то и спариваются, с людьми, личность оцифровывается, клонируется, меняет тела, как перчатки. Создание новых видов, аплифтинг животных, разделение человечества на несколько ветвей, всё это тут.

***

А советская фантастика погибла в том бою. И бессмысленно сравнивать советскую НФ шестидесятых-семидесятых с американскими текстами двухтысячных. Мы не знаем, какой была бы советская фантастика сейчас, если бы она была. У нас сейчас на этом месте дырка. (Хотя вот, fortunatus же написал «Розу и Червь». При всех недостатках, это всё-таки научная фантастика.)

Но с могилы советской НФ восстало два призрака, чтобы бросить вызов «оранжевым» и «фиолетовым».

Об этом я тоже уже писал:

Для футуристических сеттингов важен конфликт. Для того, чтобы сконструировать настоящий конфликт, необходимо проработать стоящую за разными сторонами идею, идеал, идеологию… Такие схемы возникают и живут за счёт размежевания (…). Различия между вещами, которые на первый взгляд кажутся похожими — это их кровь.

То есть, берём некую советскую идею, как таковую — частично отрефлексированную в советской фантастике, частично, быть может, нет. Убираем оттуда откровенную идеологию, потому что всякая пропаганда, типа восхваления Сталина или надежд на победу коммунизма в США, сиюминутна. (Всё равно жёлтая и красная татибы на текущем витке свою борьбу проиграли.) А затем берём лезвие бритвы и аккуратно режем получившуюся идею на две части.

«Советская религия — в той ее подчасти, которая вообще была исполнима — выращивала нормальных «оптимальных технократов» — ту самую «советскую личность».

В качестве главной ценности провозглашался Разум и Прогресс — социальный в том числе — подкрепленный единственной этикой, доступной на тот момент — этикой общины.

Исполнение, конечно, подкачало — бюрократы сначала, а рыночники потом — это движение задавили — но шанс у него был.
Если удалось создать нормальную этику и работающие принципы выделения и работы управленцев — то вполне возможно Союз стоял бы и поныне.
Хотя — идея никуда не делась, возможно, на каком-то этапе это все сработает таки…»

Делим на две части, так?

1) «Зелёные» получили этику деревенской общины, с её консерватизмом и неодобрительным отношением ко всем тем, кто не так одевается и не так выглядит, кто хоть чем-нибудь выделяется на фоне большинства. Вообще, скромнее надо быть: «Не красна изба пирогами, а красна изба образами». Культ традиционных гендерных ролей — чтоб мужик, так мужик, чтоб баба, так баба. Гомосексуализма у здоровых людей не бывает.

Но при этом — восхищение Человеком, как таковым, как венцом творения, совершенным и безальтернативным результатом миллиардов лет биологической эволюции. Нет ничего такого, что было бы не под силу Человеку. И если мы встретим других разумных, они будут такими же Людьми (и коммунистами), как и мы, потому что законы природы одни на всех (Принцип Ефремова). Предельный антропоцентризм, с которым неразрывно связан страх утраты человеческой природы. Человеку не нужно бессмертие, человек не имеет права расчеловечиваться и превращаться в робота или мутанта. Одно признание возможности подобного — это уже предательство, измена и полный моральный крах. Ну и конечно, размножаться человек должен сугубо природным способом, как боженька прописал.

Тёплый ламповый космос, в котором летают тёплые ламповые корабли. «А если бы мы не изобрели компьютеры, мы бы сейчас уже неслись к звёздам на атомных паровозах, и штурман прокладывал бы курс циркулем по карте. Эх, променяли мы космос на айфоны».

Экологическое мышление — ненависть к всяким уродам, которые не берегут и губят родную природу. Человек, безусловно, хозяин природы, но он должен быть рачительным хозяином, он за это отвечает перед будущими поколениями.

В конечном счёте, недоверие и обоснованные опасения по поводу всего по-настоящему нового, непредсказуемого. Страстная мольба: «прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко, жестоко не будь!» Лучшая часть советского опыта? Точно знать, что пройдёт много лет, но ничего, в сущности, не изменится, будешь жить, как жил, в абсолютно предсказуемой реальности, поездка на автобусе — пять копеек. Как в американском анекдоте про советскую жизнь: «Мы записали вас в очередь на получение автомобиля, сможете его купить через 10 лет» — «А утром или вечером?» — «Товарищ, это будет через десять лет, какая вам разница?» — «Просто утром я получаю холодильник».

2) «Серые» получили логику «оптимальной Технократии», Разум и Прогресс в качестве высшей ценности. Но так как общинная этика и антропоцентризм с культом биологического Человека уехали в соседний пункт, это идеал нечеловеческого Разума и нечеловеческого Прогресса, помноженный на военный коммунизм. И да, необходимо забирать детей из семьи, чтобы в специальных центрах воспитывать из них образцовых маленьких технократов. (Потом постараться вообще исключить биологических матерей из уравнения.)

Советский человек не должен был бояться атомной войны, но всё равно боялся. Этот страх потом пророс «Зонами» со сталкерами и сеттингом «Метро-2033». И это тоже стало частью «серого» восприятия. «Самое страшное уже произошло. Осталось только принять это, как факт, надеть противогаз и костюм химзащиты, и сражаться до конца».

По очевидным причинам, «зелёные» — это анти-«фиолетовые», и наоборот.

«Серые», соответственно, анти-«оранжевые». («Серые» в американскую космооперу полезут с одной целью, чтобы сказать морпехам в лицо: «You will be assimilated. Resistance is futile.«)

***

«Фиолетовые» — Личность. «Серые» — Разум. «Зелёные» — Человек. «Оранжевые»… Гражданин?