Пространство прогнозов. Нео-татибы и западная футурология

(автор: gest)

 

Самый простой способ разобрать типичную американскую футурологию с точки зрения нео-татиб — раскидать их механически, по принципу смысловой рифмы. Каждая нео-татиба может выбрать только один угол в каждой схеме. Какой она выберет и почему? Это уже хорошая отправная точка для разных интересных мыслей, которыми бы я хотел с вами поделиться.

Думаю, очевидно, что Потребляндия на схеме 95 года — это рентизм на схеме 2016-го (и это «оранжевые»). Ещё более очевидно, что Экотопия-95 = Большое Правительство-99 = Экосоциализм-2016 (и это «зелёные»).

 

1995 год

«Я желаю», или, как предложила arishai, «По моему хотению» (распад крупных социальных структур + индивидуализм) — «фиолетовые». «Это будущее, в котором вы стремитесь к возможности и получаете возможность сделать собственную жизнь уникальной, исключительной, принадлежащей только вам. Сеть — вездесущая среда, которая позволяет вам реализовывать свои желания и исполнять необременительные и сравнительно маловажные общественные обязанности. Государства чахнут в результате наступления частного сектора, их сменяет преимущественно электронный рынок, через который и посредством которого осуществляются разнообразные транзакции. Большая часть крупных, централизованных институтов распалась на мелкозернистые структуры в рамках отношений «многие многим», где каждая личность одновременно выступает в роли производителя и и пользователя. В этом будущем вы принимаете участие в производстве того, что сами потребляете, будь то вещи или новый опыт. Ваша лояльность в первую очередь распространяется на собственные инструменты, знания и умения«. И на собственное тело.

«Потребляндия» (крупные социальные структуры + индивидуализм) — «оранжевые».

«Экотопия»-95 (крупные социальные структуры + коллективизм) — «зелёные».

«Новая общность» (распад крупных социальных структур + коллективизм) -— «серые». ««Новая общность» — это будущее коллективных ценностей, которые разделяют небольшие, соперничающие между собой группы. Это децентрализированный мир племён, кланов, «семейств», сетей и банд… Наша главная задача состоит в том, чтобы быть достойным членом нашей группы. Наша лояльность в первую очередь связана с членством в группе, с групповой моралью и групповой символикой. Но это будущее также связано с идеями гордости, героизма и удовлетворением за счёт принадлежности к целому«.

«Серые» безусловно стремятся конкурировать на уровне групп и следят за своим «брендированием». Это позволяет сделать два важных для меня замечания.

Первое. Обычно в матрице сценариев 2х2 образуется один откровенно паршивый квадрат. («Временный эцих» — «пожизненный эцих», «без гвоздей» — «с гвоздями».) Вот там всегда живут «серые».

«Европа разваливается на 57 стран; Китай, Россия, Бразилия и Индия также деградируют до состояния этнических государств, живущих за счёт теневой экономики. Банды развивающихся стран и старых городских гетто превращаются в политические организации, поддерживающие закон и порядок… Сеть поощряет концентрацию экономической деятельности и социальных обязательств членов любой группы в пределах самой этой группы. Таким образом, роль и влияние правительства уступает возможностям этих формирующихся групп; ограниченные по масштабам — но нередко смертоносные — конфликты между группами постоянно возникают по всему земному шару«. Это самый паршивый сценарий в статье 95 года, и «серым» он наиболее близок.

Второе. У меня была концепция, «психоисторическое кольцо«, которую я содрал с космооперной схемы gcugreyarea (истребители, заградители, бомберы, дредноуты), истолковав её в контексте социальных отношений и социальных стратегий. Я уже накладывал «психоисторическое кольцо» на нео-татибы. «Серым» там достались, в космооперных терминах, истребители и заградители — способность распространять свои мемы и способность нейтрализовать носителей чужеродных идей. Рациональные индивидуалисты и иррациональные коллективисты. С одной стороны, ненасильственное распространение своих мемов по всему миру за счёт верующих в Техносферу, с другой — жёсткое подавление инакомыслия на захваченных территориях. А стоящие перед «серыми» задачи требуют конкуренции на уровне систем, групп, пусть в малом размерном классе.

Вам нужен карманный линкор. А собирать его приходится из истребителей и заградителей (ни те, ни другие не приспособлены для борьбы с крупными кораблями).

«Carrier” при дальнейшем развитии станет, возможно, виртуальным кораблем — новым качеством, проявляющимся при объединении в единую систему многих “дестройеров” [истребителей — Г.Н.]. Прямо эта идея не реализована — ни в фантастике (насколько мне известно), ни в играх, однако, Рой в “Непобедимом” С.Лема и ракеты во “Второй экспедиции на странную планету” В.Савченко являются близким ее аналогом».

Остаётся искать решения в духе классического профсоюзного мема-cимвола «Рыба-Солидарность» (Solidarity Fish, Organize Fish):

«Большие рыбы едят маленьких рыб, а мы едим всех».

И это одна из тех идей, которые я хотел бы связать с «серыми» — решение сложных задач инженерными методами при наличии исключительно малопригодных средств и инструментов. («Производство добра из зла».)

«Серые» (потомки проигравших), сформировались в условиях ресурсного голода. «Серая» задача — как адаптировать технологии под максимально массовое воспроизводство на минимально приемлемой технологической базе, с опорой на низкоквалифицированные трудовые кадры. Приходится применять крайне неортодоксальные технические решения вкупе с неортодоксальными социальными практиками.

 

1999 год

«Большое Правительство» — «зелёные», тут и их техноскептицизм, и вера в возможность социальной трансформации «сверху», и способность осуществлять масштабные проекты.

«Экотопия»-99 — «фиолетовые» (!).

Если бы «фиолетовым» потребовалось налаживать сельское хозяйство в условиях нехватки ресурсов (а в будущем такое может потребоваться, ещё как), они бы создали систему самодостаточных общин, организованных на принципах самоуправления и связанных единой информационной сетью. Потому что «фиолетовые» — анархисты.

«Безработица стала почти забытым понятием, как и разница между работой и развлечением. Большую часть своей жизни люди тратили на то, что им действительно нравилось, и их качество жизни стремительно росло (вместе с падением их реальных денежных доходов). Распределение доходов стало почти бесполезной статистикой, так как высокий доход больше не был связан с благополучием или властью, а качество жизни само по себе стало достаточно высоким у всех. В то время как количество физических поездок резко сократилось, люди стали активно общаться по расширившейся всемирной сети. Оказалось, что по-настоящему глобальное сообщество можно поддерживать и без затратных физических перемещений«.

«Бешеный Макс» — конечно, «серые», это же самый паршивый квадрат.

«Оставшееся население выживает в заброшенных зданиях или убогих укрытиях, построенных из отходов. Школ не, еды не хватает, каждый день идёт борьба за выживание. Большая часть населения Земли ютится в условиях, по сравнению с которыми бразильские фавелы 21 века показались бы элитным жильём. Там почти постоянно происходят социальные волнения и революции, которые с жестокой эффективностью подавляют корпоративные органы безопасности…»

Это тот мир, к которому привыкли «серые». При этом, сама метафора (Mad Max) достаточно многозначна. Возьмём последний фильм, «Дорога ярости». С точки зрения «серых», Бессмертник Джо (полковник Джо Мур), Человекоед, Свинцовый Фермер — это не такие уж плохие ребята. Они в этой пустыне добывают воду, выращивают еду, производят горючее и боеприпасы, охраняют свою территорию от других банд. У них есть какая-никакая, но медицина, киберпротезирование, переливание крови и т.д. Механизмы и структуры (в т.ч., социальные), продолжающие функционировать в столь неблагоприятных условиях, одним этим уже доказали своё качество. В каком-то смысле, так проявляется положительный эффект глобального кризиса, выживают только самые приспособленные, вся накипь отваливается. «Воины полураспада», которые поддерживают машины на ходу, заботятся о них и знают, что нужно машинам, намного лучше и качественнее тех людей, которые думают, что еда сама появляется на полках в магазине. Конечно же, система, созданная Бессмертником Джо, не способна к развитию и в долговременной перспективе обречена на деградацию, в этом её огромный минус.

Но с такими персонажами всё-равно придётся иметь дело (других-то нет), и их надо научиться использовать максимально эффективным образом — как большевики использовали Нестора Махно, Котовского или выдуманного Бабелем Беню Крика. Естественно, в дальнейшем перед полевыми командирами будет поставлен простой выбор — интеграция или ликвидация.

«Стар Трек» — «оранжевые» (!). Базовая установка технооптимиста — капитализм и рынок рано или поздно создадут гравицапу. «Ресурсы бесконечны. Развитие техники способно решить любую проблему. Конкуренция приводит к прогрессу, рыночные отношения задают курс«.

Вот это — «оранжевый» мир, результат победы «оранжевого» проекта:

Реплика от arishai — в фантастическом фильме «Пассажиры» показано «оранжевое» будущее. Потому что у них там есть гравицапа (термоядерная энергия, космические корабли, способные разогнаться до половины скорости света, «энергетические щиты», надёжно экранирующие корабль на такой скорости, сверхэффективные системы анабиоза), а во всём остальном это привычный нам капитализм, с денежной экономикой, классовым неравенством и т.д., только теперь в межпланетном масштабе и с проектами, рассчитанными на столетия.

Просто мои «оранжевые» — это технооптимисты, которые нехотя признали, что гравицапы придётся ждать ещё лет сто. Или двести. Пока не сложится пасьянс.

 

2016 год

Схема Питера Фраса:

Рентизм (избыток ресурсов + сохранение капиталистической системы) — «оранжевые», конечно же.

Коммунизм (избыток ресурсов + исчезновение капиталистической системы) — «фиолетовые». Это то, к чему они стремятся — полная свобода информации, безденежная экономика на основе репутации и компетенции, работа как творческий труд и удовольствие, все острые углы срезаются за счёт технологий и добровольной взаимопомощи. Некоторые из «фиолетовых» уже начали распределять ресурсы в свою пользу, «по потребности», но изобилие в данном случае достигается за счёт того, что «фиолетовых» всё ещё мало. Для себя им хватает.

Экосоциализм (ограниченные ресурсы + исчезновение капиталистической системы) — «зелёные», кто же ещё.

Экстерминизм (ограниченные ресурсы + сохранение капиталистической системы) — «серые». Самый паршивый квадрат. Это то, как «серые» видят мир, как они объясняют себе природу происходящих событий: в условиях ограниченных ресурсов на фоне успеха автоматизации богатые взяли курс на радикальное сокращение лишних ртов. Бедные больше не нужны — ни как крестьяне, ни как рабочие, ни как солдаты, ни даже как потребители. Поэтому богатые стремятся изолировать их, посадить их за решётку и за колючую проволоку, держать их под постоянным наблюдением, ликвидировать потенциальных лидеров из их числа. Классовая война переходит в открытую фазу, где целью становится физическое уничтожение «бесполезного» населения. Всё это для того, чтобы богачи получили возможность «свернуть пространство и остановить время», окружив себя послушными и безмозглыми машинами. «А вот фиг вам», говорят «серые».

Чтобы было понятнее. Ленин писал, что современный ему мир — это мир империализма (как высшей стадии капитализма). Но из этого не следовало, что нужно быть империалистом. Раз природа международных отношений на текущем витке развития сугубо империалистическая, то необходимо создать антиимпериалистический проект, контр-проект. Мочить буржуев, защищать российских инородцев от «истинно русского человека, великоросса-шовиниста, в сущности, подлеца и насильника, шовинистической великорусской швали» (с) и поддерживать угнетённые народы мира в их борьбе с угнетателями. Мир варварству, беспощадная война Цивилизации.

Вот так «серые» смотрят на «оранжевых». Они экстерминисты, а мы их экстерминируем. Они создали несправедливый мир разноцветных «зон» — мы его уничтожим.

 

2009 год

«Коричневые технологии» — «оранжевые». Жестокие и очень недобрые «оранжевые», но «оранжевые».

«Зелёные технологии» — «зелёные», очевидно.

«Спасательные шлюпки» — это самый паршивый квадрат, так что, как обычно, «серые». Но с поправками: «Хрен вам, а не феодализм. Ультраправые выживальщики-индивидуалисты с их надеждами на «культ воинов» и «собственный клан» сразу сольются, потому что в условиях кризиса выживают не одиночки, а коллективы, способные использовать, чинить и собирать сложную технику. Более интегрированные сообщества уничтожают и поглощают менее интегрированные. Так что это будут наши «техномонастыри»! Наш культ выживания! Варлорды с полевыми командирами будут выбирать между поглощением и ликвидацией!» Да, «серые» всем покажут, что такое настоящая сортировка.

Вообще, автор по определению алармист и эко-гуманист, то есть «зелёный». Соответственно, «зелёные» решения (и Green Tech, и Earth Stewart) у него выглядят наиболее привлекательно. «Оранжевых» он изобразил максимально отвратительными. К тому же, несмотря на все свои усилия, они рано или поздно попадут в тот квадрат, где всё плохо. А «серые» выживальщики уже там. «Фиолетовым» в его картине мира просто нет места.

Но так как я тут придерживаюсь принципа смысловой рифмы, «фиолетовые» забирают себе тот квадрат, где автономные посёлки с пермакультурой («забота о Земле»). «Фиолетовые» используют такие посёлки как по прямому назначению (еда, жильё), так и для маскировки своих лабораторий и плантаций психоактивных биокультур.

Это, в свою очередь, даёт нам такой интересный футуристический сюжет, как нео-феодализм, где в качестве феодалов выступают двухсотлетние трансхьюманы: благожелательная нечисть, «оборотни» и Дивный Народ. «Не бей копытом, [это место] под Волками» и «это наши цисы, и мы их доим!»

«Фиолетовые» обеспечивают своим людям защиту и покровительство, помогая им за счёт технологий, знаний и социальных практик, сохранившихся у «фиолетовых» с более сытых времён, или просто привезённых ими из более развитых регионов одного большого, но разделённого мира. (Ведь, согласно схеме Холмгрена, мобильность поселян минимальна.) Поселения, в свою очередь, кормят «нелюдь» и являются её демографическим резервом, источником свежей крови.

Кстати, наличие медицинских технологий, позволяющих значительно увеличить продолжительность жизни (и, главное, продолжительность активной жизни), частично снимает проблему воспроизводства человеческого капитала. В эпоху кризиса образуется дефицит новых качественных кадров, но старые качественные кадры («высокоуровневые юниты») всё ещё остаются в игре, пока им хватает ресурсов на поддержание инфраструктуры, пролонгирующей их существование. Инвестиции в кадры происходят в тучные годы, в первую очередь, за счёт средств самих этих кадров, и потом стабильно окупаются на протяжении всех тощих лет.

Это позволяет объяснить, каким именно образом на схеме Холмгрена нео-феодализм экологических поселений сочетается с «господствующей ролью женщин» и «культом Земли». [Помимо того, что ему так захотелось — хотя, конечно же, это единственная настоящая причина.] Потому что, как правило, в изолированных аграрных посёлках процветают традиционные верования (христианство, ислам) или какое-нибудь откровенное сектанство. Кто-то однажды сказал, что секты создаются для того, чтобы Учитель мог спать с 14-летними девочками, и это было очень точное замечание. С другой стороны, автономные посёлки могут послужить питательной средой для кочевых банд налётчиков-мародёров. Необходимость защиты от внешней агрессии приводит к тому, что лидерами становятся самые деятельные и агрессивные мужики. И привет — патриархальная власть, воинские культы.

Но это даром не нужно «фиолетовым», потому что у них плохие отношения с традиционными культами и патриархальной культурой. Отсюда искусственное конструирование матриархальных культов плодородия с женским жречеством в качестве управляющей элиты подконтрольных поселений, с опорой на достижения передовой меметики и социоинженерии 21 века (и викканский миф).

Твоё лицо, когда ты мечтаешь стать звёздным богом и дожить до тепловой смерти вселенной, а тебе приходится играть роль полезной нечисти для верующих в Богиню пейзан:


(с)