Татибы: начало

(автор: gest)

Что это такое, откуда взялось и зачем нам это нужно?

Ответ начинается в декабре 2012 года, когда в мою жизнь вошло новое слово.

Это слово — татиба.

Дело в том, что тогда мне в руки попала интересная брошюрка — работа японского марксиста Канъити Курода «Сталинский «социализм»: взгляд из Японии», написанная в 1961 году и переведённая у нас в 1996.

Она радует с первой же страницы.

«Другими словами это вопрос о создании современной научной базы для стратегии «антиимпериалистической, антисталинистской» мировой революции. В этом смысле нашей «татиба» становится «татиба» революционера Троцкого, который, исходя из своего анализа реальности «вырожденного» советского рабочего государства, предложил перспективу «второй, дополнительной революции».

«Как нам изменить и преодолеть это вырождение и трансформацию? Как раз в этом вопросе и заключается революционная «татиба» практики, а именно «татиба» Троцкого, лежащая в основе его книги «Преданная революция». В случае утраты этой «татиба» неизбежно возникнут такого рода уклоны, которые кратко описаны ниже».

Дальше — больше:

«Тем не менее, нужно особо отметить, что даже если последовательно придерживаться «татиба» мировой революции и при рассмотрении истории советского общества, то сама по себе национализация (огосударствление) средств производства в результате пролетарской революции (их переход в собственность рабочего государства, то есть смена формы собственности) не может считаться «элементом социализма». Такая «татиба» означала бы отрицание того факта, что эта национализация определяется самим изменением производственных отношений в историческом процессе, и, соответственно, её фетишизацию (Троцкий)».

«Сущность сталинисткого режима может быть разъяснена через понимание его как «перерождение» советского общества, как форму отчуждения общества в переходный период к мировой социалистической системе. Исходная «татиба» для анализа советского общества должна вытекать из унаследования и восприятия революционной «татиба» Троцкого, то есть «татиба» революционного марксизма».

«Ограниченность «татиба» Клиффа».

«Причина эти методологических ошибок Клиффа в следующем. Во-первых, у него отсутствует революционная практическая «татиба» (что должно быть предусловием созданием любой теории), то есть «татиба» как именно осуществить сегодня революционные перемены в выродившемся СССР исходя из главной цели — победы мировой пролетарской революции».

Нет, естественно, к этой «татибе» прилагается пространная сноска:

«»Татиба» — это новая, особая и не имеющая точного аналога в европейских языках философская категория японского революционного марксизма Канъити Курода (которая часто и не вполне адекватно переводилась на английский язык как standpoint).

Иероглиф «тати» в этом слове означает человека, стоящего на земле, существующего в «топосе» (условия существования во времени и пространстве, «здесь-и-теперь»).

Иероглиф «ба» означает здесь своего рода «срез» прерывно-непрерывного пространственно- временного континуума, то есть «абсолютный топос«, как материальную основу существования и практической деятельности человека.

«Татиба» — это философское определение активности деятельного субъекта, определяющего свою осознанную целенаправленную деятельность, как таковую».

И да, на английски это переводили, как standpoint или point of view. Очевидно, что речь идёт об идейной позиции. Сравните: «Исходная позиция для анализа советского общества должна вытекать из унаследования и восприятия революционной позиции Троцкого, то есть позиции революционного марксизма». Никакой разницы.

[Мне хотелось бы сделать очевидное предположение, что язык японского марксизма сам по себе крайне искусственен, и вынужденно наполнен кальками с европейских языков. То есть, Куроде пришлось придумать термин «татиба», чтобы передать японскими иероглифами некое изначально далёкое от японцев понятие. И это, пожалуй, та самая идея, что неважно, что именно человек говорит с точки зрения фактов, важно, с каких позиций он это говорит. В европейском сознании, очевидно, за это отвечает концепция «ереси»: не имеет значения, насколько правильные вещи говорит еретик, важен сам факт его отпадения от ортодоксии. Именно в такой форме эта идея и перешла в марксизм. Либо ты истинный марксист, либо ты впал в уклон и превратился в еретика, и тогда грош цена тебе и твоей татибе.]

И мне захотелось задать людям самый главный вопрос. А именно, какая у них татиба, и как она соотносится с революционной татибой Троцкого?

=========================

Представьте себе, что мы делаем ролевую систему для игр в сеттинге современной России. (Что-то типа «Эры Водолея» на новом витке, ага. :)) Какую механику мы можем использовать для этической ориентации героев? Очевидно, классическая система двух шкал («Добро — Зло», «Порядок — Хаос», она же «Левое — Правое», «Государство — Анархия») нам не подходит. Отказ от этики тоже не выход — она всё равно будет присутствовать, если не на столе, то в головах участников, поэтому лучше сделать её формальной.

Я бы сказал, что для современной России нужно отталкиваться от классического Мира Тьмы. Например, от игры «Вампиры: Маскарад» (процитирую неизбежный Лурк):

«У кровожадного сверхъестественного монстра остался вполне человеческий разум, но чем более он кровожаден и сверхъестественен, тем больше ему сносит башню, и тем меньше мозгов у него в итоге остаётся. Вот и попробуй проживи с такой приманкой для тараканов сотню-другую лет. В метафизике самой игры это объясняется тем, что при становлении вампиром в человеке поселяется некий мистический Зверь, который берёт верх, если плохими поступками вампир убивает в себе всё человеческое. Проще всего Зверя описать как фрейдовское «Ид», умноженное во много раз и питающееся кровью. Если упорно творить беспредел, то постепенно персонаж выходит из-под контроля игрока и становится всё примитивнее, пока не скатится в окончательное «Хочу жрать. Хочу спать. Хочу убить». Game over. Далеко не всех вампиров устраивает такой пиздец, поэтому они стараются контролировать зверя в себе».

(В других играх того же сеттинга действовала схожая механика.)

Для современной России подобным показателем было бы безумие. Грубо говоря, ебанутость. Мы все здесь ненормальные, потому что живём в ненормальном мире. Ошибкой было бы это отрицать, то есть выдавать своё собственное личное безумие за нормальность. А так, всё понятно — живя в России, человек постоянно рискует получить дополнительные очки ебанутости. Если их слишком много, это геймовер — человек окончательно превращается в ебаната или ебанашку.

Ну да, мы не смогли бы использовать такую терминологию в официальных документах. Но у нас есть хороший приличный термин — «татиба».

«Термин «топосная ориентация» («басётэки-татиба«) касается основы Субъективности практики деятельности человека как материального Субъекта. Будучи материальными существами, мы осознанно понуждаем себя существовать в топосе, в котором пребываем, в то же время не прекращая попыток преодолеть этот топос посредством объективного познания и концептуального осмысления законообразности (Gesetzlichkeit) самого этого топоса. Другими словами, «татиба» — это отправная точка, основа, определяющая революционный и революционизирующий характер нашей деятельности. Под углом зрения этой материальной практики деятельности топосная «татиба» означает то же самое, что и праксическая «татиба«. Иными словами, ориентация на практику деятельности — это ни что иное, как ориентация, определяемая топосом и определяющая топос.

Топосная «татиба» определяется онтологически как основа возможности осуществления практики революционной и революционизирующей деятельности в контексте того топоса, в котором существует Субъект этой деятельности. Когда «топосная татиба» определяется со стороны практики революционной деятельности, которую мы осуществляем как человеческие существа, пребывающие в топосе и делающие себя имманентными ему с целью его преодоления, то подобная ориентация в активном настоящем обозначается термином «праксическая татиба«.

(Канъити Курода, «Основные термины и понятия моей философии«.)

Всё понятно? Это даёт нам производные термины «татибнуться», «татибнутый».

Дальше нам надо решить, какие у нас сейчас есть базовые татибы. Я изначально думал о простой схеме 2х2, которая развела бы по разным углам коммунистов и сталинистов, демократов и рыночников. Дело в том, что относительно недавно я был вынужден признать, что демократы не сводятся к рыночным фундаменталистам, а коммунисты не тождественны сталинистам — я почитал фанатов Айн Рэнд, почитал марксистов, поразмыслил об этом и решил отразить в схеме своё текущее понимание этих вопросов. Естественно, в рамках умозрительной ролевой игры, пародирующей жизнь в современной России, должны были существовать и дополнительные «татибы», не являющиеся глобальными. Кришнаиты безумны, их можно отыгрывать, но их безумие не является общероссийским и не влияет на него. Подобные татибы выходили бы отдельными модулями :).

[Условно говоря, дополнительный модуль «[название цвета] татиба» вводил бы тип персонажа «Гость с Кавказа» (аналог ДнДшного класса «варвар), объяснял бы его мировоззрение, перки, слабости и т.д. — бонус на рукопашный бой и стрельбу из травматика, «корочка», связи в диаспоре, низкий интеллект и минимальная способность к выражению своих мыслей и эмоций при помощи грамотного русского языка. Короче, там было бы всё, что пригодилось бы тихому русскому мальчику из крупного города для успешного отыгрыша дикаря с многодневной щетиной — от манеры речи до правил оформления странички персонажа «вконтакте».

Или там «Эльфийская татиба», охватывающая людей, живущих в современной России, но считающих себя гостями из мира фэнтези. Кому нужна ролевая игра, в которой нельзя будет отыгрывать человека, в рамках игры отыгрывающего эльфийского принца?]

Потом я понял, что четырёх элементов мало, нужно делать пять, как у китайцев. Итак, пять всероссийских татиб, соответствующих стихиям китайского календаря и феншуя. Напомню, что у китайцев это Дерево (Синий или Зелёный), Огонь (Красный), Земля (Жёлтый), Металл (Белый) и Вода (Чёрный). В данном случае, я отталкивался только от цвета.

Синий, как НАТО (зелёный, как борьба за экологию, голубой, как сексуальные меньшинства) — это, конечно, демократы. Америка и Европа указывают нам путь в светлое будущее, и т.д.

Красный, как кровь, пролитая в борьбе за победу пролетариата — классические коммунисты.

«В чем именно состояла эта «определенная» форма пролетарской, социалистической республики? Каково было государство, которое она начала создавать?» — пишет Ленин в своей работе «Государство и революция» и далее цитирует «Гражданскую войну во Франции» Маркса:

«… Первым декретом Коммуны было уничтожение постоянного войска и заме­на его вооруженным народом…
… Коммуна образовалась из выбранных всеобщим избирательным правом по различным округам Парижа городских гласных. Они были ответственны и в лю­бое время сменяемы. Большинство их состояло, само собою разумеется, из рабо­чих или признанных представителей рабочего класса…
… Полиция, до сих пор бывшая орудием государственного правительства, была немедленно лишена всех своих политических функций и превращена в ответственный орган Комму­ны, сменяемый в любое время… То же самое — чиновники всех остальных отрас­лей управления… Начиная с членов Коммуны, сверху донизу, общественная служба должна была исполняться за заработную плату рабочего. Всякие приви­легии и выдачи денег на представительство высшим государственным чинам ис­чезли вместе с этими чинами… По устранении постоянного войска и полиции, этих орудий материальной власти старого правительства, Коммуна немедленно взялась за то, чтобы сломать орудие духовного угнетения, силу попов… Судей­ские чины потеряли свою кажущуюся независимость… они должны были впредь избираться открыто, быть ответственными и сменяемыми…»

Рабочий контроль, рабочее управление и рабочая администрация общественного производства — вот идеал красной татибы. («Всеобщее участие в производительном труде, плюс рабочий интернационализм, плюс ликвидация всех паразитических классов и прослоек«.) Если вы мечтаете о государственном контроле, сталинской бюрократии и мудром Вожде, вам в следующий пункт.

Жёлтый, как Азия — сталинисты/ордынцы. На самом деле, у этой татибы тысячи имён, и ни одно из них не является настоящим, судя по тому, что эти люди умудряются одновременно называть себя «коммунистами», «имперцами» и «национал-патриотами». Окружающие дают им ласковые клички в диапозоне от «фашистов» до «азиопцев», что тоже неудивительно. Но это мировоззрение обычно сводится к двум пунктам и одному выводу: «Россия в кольце врагов», «Сталин был прав во всём», следовательно — «России нужен Вождь».

«Самую суть, «сокровенный смысл» германской, особенно прусской, истории, по представлению национал-социалистов, составляет «идея вождя» и «его приближенных». «Вождь» высоко талантлив, управляет единолично и диктаторски, в противоположность чисто династическому или чисто демократическому правителю, и является воплощением и центром кристаллизации германской расовой силы, германской нравственности и способности, германской миссии и германской мощи на протяжении всей истории последнего тысячелетия; это подлинный и единственный оплот великой германской «государственной идеи» («Европейско-Германской империи»). Во все те моменты, когда Германией правили такие цезаристско-монархические вожди со своими глубоко преданными «приближенными», страна неизменно была великой, могучей, неуклонно шествующей по пути к империи. И, наоборот, когда вместо персонального цезаризма господствовала иная — негерманская — система, будь то католически-династическое самодержавие (Габсбурги), либеральная монархия (последние Гогенцоллерны) или республиканская демократия (Веймарское послевоенное государство), — Германия всегда была слабой, нединамичной, лишенной центральной воодушевляющей идеи; она неизбежно находилась в состоянии внутреннего разброда, в состоянии обороны против своих недругов и была далека от создания империи».

Если бы сталинисты верили в одного Сталина, их мир был бы лишён смысла, потому что Сталин давно умер. Но они веруют в Вождя, который был — и в Вождя, который будет. Рано или поздно, но Великий Хан снова придёт — жеребец, который покроет весь мир. И тогда Чингисхан, Иван Грозный и сам Сталин станут не более, чем его предтечами. Идеальное будущее носителей этой татибы ярко и образно выражено в концовке фильма «Падение Берлина» — с неба спустится Вождь и народы всего мира склонятся перед ним и пропоют ему осанну. А тех, кто откажется присягать Вождю, Компетентные Органы вычислят — и уничтожат.

Белый, как армия Белого царя — сторонники этнической традиции, в наших условиях это обычно православные монархисты. С ними всё понятно, такая татиба тоже существует.

Чёрный, как знамя анархизма — рыночные фундаменталисты и минархисты, фанаты Айн Рэнд. Как тонко заметил telserg, «они не хотят убивать людей — они хотят видеть, как неэффективные сами умирают от голода, холода и отсутствия медицинской помощи». Цитируя Митта Ромни, кандидата в президенты США от республиканской партии, «эти люди (неэффективные — Г.Н.) считают, что им полагается еда, жилище и мединское обслуживание» — а на самом деле, никому ничего не полагается, каждый сам за себя, эгоизм свят. Всё остальное — богопротивный социализм. Как известно, «на свете счастья нет», но есть удовольствие от наблюдения за людьми, которые живут хуже тебя. Выкинь Васю на мороз!

От синей татибы чёрная отличается тем, что может одобрять, например, имущественный ценз на политические права и расовую сегрегацию. Поскольку расовая сегрегация пользуется спросом, так? Очевидно ведь, что жилплощадь в районах без «черноты» — без негров и латиносов в США, без кавказцев и чурок-среднеазатов в России, будет стоить дороже. Значит, этот товар можно спокойно выпускать на рынок.

Дальше будет механика. Например, союзы (ролевые партии) могут заключаться только между соседями. Например, коммунист (красный) может нормально взаимодействовать только со сталинистами (жёлтыми) и демократами (синими). Понятно, что нам не так просто представить себе союз между белыми (традиционалистами) и чёрными (фанатиками-рыночниками), но это уже особенность нашего вырожденного политического ландшафта. В тех же США мы видим прекрасный пример подобного — Республиканскую партию, которая как раз осуществляет смычку между американскими версиями чёрной и белой татибы. (В то время как демократы забирают себе «синих» и правое крыло «красных».)

Соответственно, только «соседи по компасу» и сопартийцы смогут помочь своему товарищу сбросить набранные очки «татибнутости». Например, сталинист успокаивается от общения с коммунистами или православными традиционалистами, но не с другими сталинистами. Но если ему придётся поддерживать контакт с демократом, его шиза рванёт к небесам — как и шиза демократа.

Плюс, должны быть бонусы за атаку «естественных» врагов :). Тут всё по феншую. Огонь плавит Металл — красные бьют белых. Всё правильно. Вода гасит Огонь — чёрные бьют красных. Снова логично. Соответственно, Земля впитывает воду — жёлтые бьют чёрных. Дерево вспахивает Землю — синие бьют жёлтых. Металл рубит Дерево — белые бьют синих. Таким образом:

Татибы: базовая схема

Ну и должны быть всякие сопутствующие аспекты. Естественно, можно будет набирать очки в соседних татибах, то есть быть сталинистом-коммунистом или социал-демократом. При этом, будет пункт «взаимоисключающие параграфы» — набор очков в несовместимых татибах, за что должны полагаться разные пенальти. И «разрыв шаблона» — штаф за действия против своей родной татибы, например, если коммунист поможет сталинисту разогнать рабочую демонстрацию, потому что сталинист сказал, что это «агенты и провокаторы НАТО».

Допустим, у меня, как у живущего в России человека, главной татибой является синяя, демократическая. Но мне также симпатична белая. Но если я наберу больше очков в белой, я получу «взаимоисключающие параграфы», потому что любовь к дореволюционной России и демократические ценности не сочетаются. А если я наберу ещё больше очкой в синей, я натурально «татибнусь» и превращусь в демшизу, которая мечтает об оккупации НАТО и считает, что американцы — это ангелы, посланные нам с Небес для вразумления заблудших «совков».

Можно каждой татибе прописать свой эгрегор и свою метафизику — свои «небеса», которые питают магию носителей соответствующих представлений. (Если в нашем сеттинге есть магия, конечно.)

У синих на небесах коллективное руководство, естественно. Это Святая Диссида — праведники и мученики, в дикой России просиявшие и о свободе проповедовавшие.

У красных будет чёткое деление между народными верованиями и жреческими представлениями. Народная вера — это вера в Мумию Ленина и Призрак Коммунизма. Выше этого — вера в Маркса, Энгельса и Ленина. Но настоящие адепты красной татибы хранят истинное знание — и Ленин, и сам Маркс были не более чем выразителями и проявлением Объективных Законов Исторического Развития.

Жёлтые, как я уже сказал, верят во всемогущего Вождя, который ждёт своего часа, чтобы прийти и покорить всю Землю. Если ты будешь очень-очень сильно верить в него и его неизбежную победу, Вождь на том свете позволит тебе стать рабом-надсмотрщиком над прочими его рабами.

Метафизические представления белых примерно укладываются в сон кадета Биглера из Швейка:

«В небесные врата пропускают только по паролю, который генерал Биглер тут же вспомнил: «Fur Gott und Kaiser» («За Бога и императора«).
Автомобиль въезжает в рай.
— Господин генерал, — обращается к Биглеру офицер-ангел с крыльями. когда они проезжают мимо казармы для рекрутов-ангелов, — вы должны явиться в ставку главнокомандующего.
Миновали учебный плац, кишевший рекрутами-ангелами, которых учили кричать «аллилуйя».
Проехали мимо группы солдат, где рыжий капрал-ангел муштровал растяпу рекрута-ангела в полной форме, бил его кулаком в живот и орал: «Шире раскрывай глотку, грязная вифлеемская свинья. Разве так кричат «аллилуйя»? Словно кнедлик застрял у тебя во рту. Хотел бы я знать, какой осел впустил тебя, скотину, сюда в рай? Попробуй еще раз…» — «Гла-гли-гля!» -— «Ты что, бестия, и в раю у нас будешь гнусить? Еще раз попробуй, ты, кедр ливанский!»
Поехали дальше, но еще долго был слышен рев напуганного гнусавого ангела-рекрута: «Гла-гли-глу-гля» и крик ангела-капрала: «А-ли-лу-и-я-а-и лу-и-я, корова ты иорданская!»
Потом они увидели величественное сияние над большим зданием, вроде Мариинских казарм в Чешских Будейовицах, а над зданием — два аэроплана, один слева, другой справа; между ними, посредине, натянуто громадное полотно с колоссальной надписью: К. U. K. GOTTES HAUPTQUARTIER (Императорская и королевская штаб-квартира бога).
Два ангела в форме полевой жандармерии высаживают генерала Биглера из автомобиля, берут его за шиворот и отводят наверх, на второй этаж.
— Ведите себя прилично перед господом богом, — говорят они ему у дверей и вталкивают внутрь.
Посреди комнаты, на стенах которой висят портреты Франца-Иосифа и Вильгельма, наследника престола Карла-Франца-Иосифа, генерала Виктора Данкеля, эрцгерцога Фридриха и начальника генерального штаба Конрада фон Гетцендорфа, стоит Господь Бог».

Короче, во имя Отца, Сына и Святого Николая Второго. Если ты особенно постараешься, твоё личное дело ляжет на стол самого Шефа и будет рассмотрено вне очереди.

Наконец, чёрные верят в неописуемого и бесформенного древнего бога — Невидимую Руку Рынка. О, она придёт. Однажды она придёт — и расставит всё по своим местам. Она отберёт всё у бедных и отдаст богатым, она сокрушит государства и продаст всю их собственность за бесценок. И тогда все неэффективные пожалеют, что не верили в Невидимую Руку, но будет уже поздно!

Естественно, все главные татибы не любят друг друга, но по-разному. То есть, каждая из пяти воспринимает остальных через призму своих представлений.

Например, белая татиба так или иначе верит в Бога, или в какой-то иной навысший направляющий принцип. Поэтому остальные татибы для неё являются примерами одержимости. Чёрные одержимы демоном наживы, синие — демоном вседозволенности («свободы»), красные — демоном разрушения, а жёлтые — демоном рабства.

А красная татиба фанатично верит в исторический процесс и в свою неизбежную победу в будущем. Их мир линеен. Соответственно, другие татибы для носителей красной идентичности символизируют предыдущие стадии развития человечества. Жёлтая — это глухая архаика, власть как прямое подавление. Белая — феодализм и абсолютизм, когда не получается уже держать людей в откровенном рабстве, и для успешной эксплуатации их приходится увлекать фетишами религии, морали, сословной чести, патриотизма. Чёрная татиба, с её культом дикого капитализма, соответствует начальным периодам промышленной революции. Чёрные инстинктивно не любят государство, потому что для их родной эпохи государство — это зарегулированная бюрократическая пирамида, отстаивающая дикие феодальные пережитки. Наконец, синие соответствуют эпохи завершения передела мира в период зрелого империализма и госкапитализма, отсюда их лицемерный буржуазный «гуманизм» и «пацифизм». (Отсюда получаем, что коммунист может заключать союзы только с самыми развитыми или с самыми недоразвитыми — это диалектика.)