Колесо судьбы и ресурсное кольцо

(автор: gest)

Какие века мы знаем? Ну там: Золотой век, Серебряный век, Медный век, Железный век (Сатья-юга, Трета-юга, Двапара-юга, Кали-юга). Мы всегда живёт в железном веке.

В золотом веке не было никаких революционных изменений. Возможно, какое-то развитие происходило, но единственная радикальная трансформация, возможная в золотом веке — это его окончание, по определению.

Серебряный век? Наверное, в серебряном веке появилась сама возможность упадка. Ситуация постепенно ухудшалась, волшебство уходило, поэтому периодически, на исходе очередного долгого цикла, нужно было производить ритуал обновления — то, что Толкиен в ранних черновиках называл «Rekindling of The Magic Sun», возрождение (новое зажжение) волшебного солнца.

В медном веке стали возможны татибы, как таковые. Если бы мы жили в медном веке, татибы передавали бы господствующее положение по кругу, в соответствии с раз и навсегда утверждённой очерёдностью, как семь подземных королей у Волкова, как своего рода многовековые времена года. Бывают же времена холодного и короткого лета, долгой осени, тёплой зимы или поздней весны, но сама смена сезонов неизбежна, пока Земля вращается вокруг Солнца.

Жёлтая татиба. Великий правитель и полководец завоевал и объединил известный мир под своей властью, навёл порядок, даровал законы. Но от прежних эгалитарных идеалов империя постепенно переходит к иерархичности и сакральности культа Бога-Императора.

Белая татиба. Потомки и преемники генералов и министров Бога-Императора стали наследственной знатью, хранителями традиции, защитниками утвердившейся социальной иерархии и стратификации. Но унаследованное превосходство таит в себе зёрна разложения, и богатство постепенно начинает значить больше, чем суровая меритократия предыдущей эпохи.

Чёрная татиба. Торговцы размножаются в дряблом теле державы, как черви в трупе. Купцы выкупают у аристократии право на сбор податей с населения, и постепенно начинают скупать и земли, и титулы. Но у капитала своя логика, и вот уже финансовые потоки начинают подпитывать всех тех, кто выступает против старых правил и старых предрассудков.

Синяя татиба. Республики, парламент, национальная независимость, равенство перед законом. Но это, в конечном счёте, только подчёркивает имущественное неравенство, и демократические институты всё чаще превращаются в инструмент классовой борьбы.

Красная татиба. Наступает время мятежей, революций и гражданских войн. Старый порядок рушится. Осколки старой культуры уничтожаются. Начинается беспощадная борьба за справедливость, против богатых, знатных и всех, кто угрожает единству и равенству. Демократические устремления уступают место авторитарным методам.

…И в конце концов появится новый вождь, который уничтожит всех, кто откажется склониться перед его величием. Он объединит уставшие от раздоров земли и утвердит мир и порядок в Ойкумене. И всё повторится снова, цикл за циклом.

Тут уже есть возможность для развития, для движения по спирали. Высокая культура развивается при белой татибе, наука и техника — на пути от чёрной к синей, военное дело — на пути от красной к жёлтой.

Только мы живём в железный век. Значит, никакой порядок наследования не имеет силы сам по себе. Каждая татиба ненавидит собратьев, оказавшихся на противоположной части колеса. Каждая из них может договориться с ближними соседями, чтобы передавать власть друг другу, а дальних оставить ни с чем. (Условно говоря, синяя, чёрная и белая объединяются, чтобы не пускать к рулю красную и жёлтую.) Но подобные договорённости также ничего не стоят, потому что зачем делиться с остальными, если всегда можно пойти на сделку с собственным соседом, который остальным не сосед, а враг? Примерно об этом я пытался сказать. Наша реальность — это реальность борьбы между татибами.

 

=========================

 

arishai как-то сказала, что белая татиба — это татиба регулярного недоедания, как синяя — это татиба предсказуемой сытости. В рамках этой ресурсной логики можно описать и все остальные татибы, что мы тогда и сделали. Ресурсы начинаются с еды, но могут так же обозначать доступную энергию или информацию.

Белая — регулярная и предсказуемая нехватка ресурсов, скудная, но «честная» жизнь для большинства населения. По объективным причинам (зимой есть нечего), по религиозным причинам (регулярные посты и прочие искусственные ограничения). Считается, что это помогает человеку осознать собственное ничтожество и обратить свои мысли и помыслы к высшему, горнему, сакральному. Это ещё не катастрофа — предсказуемость позволяет делать запасы, которые помогают с грехом пополам дотянуть до следующего благоприятного периода. За постом всегда следует разговение, что позволяет людям осознать, что Добро есть, Бог есть. И опять же, речь не обязательно должна идти о еде, информационный голод порождает тот же эффект. В конце концов, во вселенной «Дюны» Херберта белую татибу инсталлировали за счёт искусственных ограничений на доступные вычислительные мощности.

Красная — непредсказуемая, неожиданная, хаотичная и потенциально фатальная нехватка ресурсов. Резкое и внезапное ухудшение ситуации автоматически приводит к радикализации народных масс, к осознанию того, что Бог есть, только он нас ненавидит и хочет убить. Все старые ценности теряют смысл. Особенно, если начать задуматься о том, что верхушка общества в условиях кризиса предпочтёт пожертвовать большей частью населения, но не своими богатствами.

Синяя — предсказуемые комфортные условия. Демократия невозможна без массового среднего класса. А средний класс, в принципе, живёт неплохо. В разные эпохи представления о том, что такое средний и класс и что такое «неплохо» различались, но идея именно в этом. С какого-то момента частью нормальной жизни становится представление о прогрессе — условия жизни должны постепенно, но неизбежно улучшаться: если мы можем позволить себе поездку на поезде, наши дети будут летать на самолётах, а внуки смогут позволить себе туристическую поездку на Луну. Если у нас есть машина, у наших детей или внуков будет собственный вертолёт. И так далее. Вообще, есть несколько исторических моментов, которые обычно всплывают, когда говорят о рождении Запада. Один из них — это западная Европа после эпидемии чёрной смерти, когда внезапно оказалось, что земли больше, чем крестьян, работы больше, чем рабочих рук, а это, в свою очередь, привело к повышению заработной платы и улучшению условий труда (*). Простые люди, выжившие, распробовали вкус хорошей и комфортной жизни, и начали уважать сами себя, а такое сложно забыть.

Соответственно, если белая — это регулярное недоедание, а красная — неожиданный голод, то жёлтая — это память о голоде и страх голода. Власть сурового авторитарного порядка интерпретируется через море хаоса и нужды, которое окружает людей в пространстве и во времени — там, куда ещё не дошла власть Вождя, в известном прошлом, в вероятном будущем.

И, соответственно, если синяя — это сытость, то чёрная — зажратость. С точки зрения колеса татиб, чёрная управляет переходом от белой к синей. Это тот момент, когда начинается резкий рост, сопровождающийся резкими колебаниями в обе стороны, но общая динамика позитивна. В этой ситуации человек, готовый рискнуть всем, может потерять всё, но может и получить невероятную, немыслимую прибыль. Успешный человек не будет испытывать благодарности к другим людям или социальным институтам, ведь он всего достиг сам — своим трудолюбием, везением, интуицией и отвагой. Если кого-то и благодарить, то только далёкое и абстрактное Божество (Невидимую Руку).

Таким образом, схему, где татибы передают друг другу власть в порядке строгой очерёдности, можно отобразить на графике доступных ресурсов. Белая фаза — скудное общее состояние с цикличными колебаниями. Ситуация относительно стабильна по отношению к производительности вмещающего ландшафта на текущем уровне развития. Переход к чёрной сопровождается быстрым и ускоряющимся ростом со значительными локальными колебаниями. Синяя постепенно выходит на плато изобилия (рост может продолжаться, но ускорение роста уменьшается, пока не падает до нуля). Дальше обычная история — стагнация, исчерпание возможностей текущей парадигмы, кризис. Начинаются хаотичные колебания на фоне общего ухудшения условий, и это уже фаза красной татибы. Жёлтая — это попытка стабилизировать ситуацию за счёт авторитарных методов и ручного управления, что в «нормальных» условиях приводит к возвращению к белой.

Но ещё раз — в нашем несовершенном мире всё не так, все татибы перемешаны, они постоянно заключают друг с другом союзы и расторгают их. Красная считает себя лучшим ответом на любой кризис, она предпочла бы забрать власть непосредственно у белой. Но чтобы бортануть чёрную, красной нужна помощь жёлтой. Жёлтая, естественно, хочет навести порядок, она всегда этого хочет. Жёлтая может достичь своих целей в союзе с красной — или в союзе с белой против красной. Ставка на революция или контрреволюцию — это просто вопрос политической целесообразности. Чёрная нормально относится к синей, но ненавидит красную и опасается возможного союза синей и красной, поэтому чёрная может заранее договориться с белой, чтобы не давать развиваться синей. И так далее.