Пункты россыпью

(автор: gest)

«Ассиметричность» татиб, как и их способность к заключению союзов, вытекает из того, что у каждой из них есть своё представление о том, какая сфера в социуме является самой важной.

Например, синяя татиба делает упор на политику. Ей нужна демократическая политика и сменяемость властей. При наличии демократической политики с постоянными выборами, парламентской борьбой, агитацией, коалициями, публичными дискуссиями, любые другие проблемы является не более чем «временными трудностями» или «особенностями переходного периода на пути к демократии». А вот если демократии (или хотя бы движения в эту сторону) не обнаруживается, тогда вердикт однозначен: «гори в аду, страна-дьявол, отвергшая свет истины!»

Чёрная татиба делает упор на экономику. Опять же — должен быть свободный рынок, должен быть частный капитал, вмешательство государства должно быть минимальным, всё остальное некритично.

Белая татиба помешана на культуре, понимаемой в крайне консервативно-традиционном ключе. Окружающая реальность должна быть соразмерна, прилизанна, благообразна и благопристойна, а главное — соответствовать заветам предков.

Жёлтая татиба фанатеет от силовых структур, причём в большей степени от спецслужб, а не от армии. Спецслужбы стоят выше армии, потому что в армии слишком много «белого». (Лучше быть клериком Тетраграмматона, чем гусарским офицером.) Эстетика для «жёлтых» не так важна, как для «белых» — они способны спокойно переходить от имперской пышности, в случае союза с белой татибой, к аскетической строгости, в случае альянса с красной, и наоборот.

Нет, серьёзно, я читал один ЖЖ (не помню названия, но если кто там был, напомните), где автор, называющий себя бывшим сотрудником КГБ, восхищался тем, как при Сталине можно было проводить спецоперации на уровне главы государства, с участием главы государства; и дезинформацию спускали с самого верха, через газеты, театральные спектакли и разговоры в кулуарах, на всех уровнях, абсолютно тотально и синхронно. Ну какой ещё режим способен на такое? Жёлтая татиба круче всех!

Красная татиба, вроде как, концентрируется на производстве: промышленности и науке, производстве вещей и производстве знаний. И производстве средств производства вещей и знаний, естественно. Но со стороны они кажутся дикими фанатиками и схоластами, готовыми удавиться «за единый аз«. Что для них всё-таки важнее — идеология или власть рабочих? Видимо, суть в том, что они эти вещи не разделяют — в центре их вселенной находится теория, но теория практическая, единственно истинная и научная. «Учение всесильно, потому что верно». Эта теория и позволяет научно перестраивать реальность с опорой на научно-преобразованную промышленность и науку. В общем, главное — это наука.

======

Татибы: базовая схема

Было бы забавно связать татибы с базовыми эмоциями Крылова. Опять же, по тому же принципу — каждая татиба может работать не только со своей эмоцией, но и с эмоциями соседей.

При этом, да, стоит использовать изначальные определения Крылова, с поправкой на нашу тему.

Красная татиба — это ненависть, «желание вернуть своё». «Ненависть всегда направлена на прошлое. Невозможно ненавидеть кого-то или что-то за то, чего ещё не произошло. С этой точки зрения прошлое в целом является универсальным объектом ненависти… Ненависть — это ненависть к участникам отношений. Ненависть явлется наиболее сложной из всех базовых эмоций, поскольку предполагает понимание разницы между отношениями и их реализацией, а также зависимость отношений от действий их участников«.

У нас у всех что-то отобрали. С самого начала человеческой истории нас лишают того, что необходимо нам для того, чтобы стать людьми в полном смысле слова. Мы все искалечены, нас заставили стать частью порочных социально-экономических отношений. Мы должны разрушить эту систему и восстановить Человека, каким он должен быть.

Короче, мало кто прорабатывал идеологию «отчуждения», «изъятия прибавочного продукта» и, да, «классовой ненависти» так глубоко, как красная татиба.

Синяя татиба — это, очевидно, «безразличие к своему» (в социальном плане), т.е. «низкопоклонство», «безродный космополитизм». Дом — это не там, где ты родился, а там, где Демократия. По крайней мере, в этом «синих» всегда обвиняют.

Чёрная татиба — зависть, «желание присвоить чужое» или хотя бы увеличить своё (в том числе, безусловно, за счёт чужого).

Белая татиба — страх, «желание сохранить своё» — опять же, в социальном плане. «Страх всегда направлен на некоторое возможное будущее, на то, что может произойти… Таким образом, будущее является универсальным объектом страха«. Белая татиба не признаёт будущее и то, что несёт с собой будущее — а именно, неизбежную трансформацию общества, культуры, нравов.

На этом базовые эмоции Крылова кончаются, но я ведь недавно выдумал ещё одну (которая могла бы появиться вместо «безразличия», если бы Крылов построил свою схему чуть иначе).

Итак, жёлтая татиба — это упрямство, «стойкость во зле«, нежелание признавать свою неправоту. «Все такие».

«Сдача на милость «хороших парней» означает примирение с их лживой версией. Это также означает безоговорочное признание «хороших парней» действительно хорошими, хотя на деле они тоже далеки от совершенства — именно так, должно быть, звучит подобная аргументация. Они ведь и сами совершали преступления, так что капитуляция не только заставит нас взять на себя лишнюю вину, но и поможет им обелить себя«…

Это хороший повод упорствовать в каком-нибудь вопросе, даже когда ты понимаешь, что не совсем прав. (Но признание этого означает готовность согласиться с тем, что «те парни» были правы во всём, хотя они ещё те козлы — не так ли?)

Это когда мы более-менее осознаём, что мы были неправы, но само это осознание заставляет нас крепче держаться за свою неправоту, потому что капитуляция неприемлема…  Всё дело в том, что поведение живых людей обычно задаётся двумя аксиомами. «Другие не лучше нас», во-первых; «мы лучше других, потому что мы — это мы», во-вторых. Отсюда получаем, что чем хуже человек, тем хуже он будет думать об окружающих — и тем сложнее ему будет признать их правоту».

В самой примитивной форме это сводится к моей любимой цитате из «Дневников Тёрнера»: «А он отлично знает психологию своих людей, и не зря позволяет им кое-что, так как, избивая арестованных, они убеждают себя в том, что имеют дело с  врагами, заслуживающими повешение«. Чтобы убедить людей, что они имеет дело с преступниками, надо разрешить им этих «преступников» избивать. Творимое зло позволяет задать моральные ориентиры. Если мы причинили им зло, значит, они это заслужили, а так как они не могут быть лучше нас, значит, мы лучше их.

Отсюда получаем…

Чёрной татибе чужда «ненависть к миру» и «стойкость во зле».
Синей татибе чужда «стойкость во зле» и «страх перед будущим».
Красной татибе чужд «страх перед будущим» и «присвоение чужого».
Жёлтой татибе чуждо «присвоение чужого» и «безразличие к своему».
Белой татибе чуждо «безразличие к своему» и «ненависть к миру».

Иначе говоря:

Самые гибкие татибы — это чёрная и синяя (анти-упрямство).
Самые устремлённые в будущее — синяя и красная (анти-страх).
Самые чуждые стяжательству — красная и жёлтая (анти-зависть).
Самые патриотичные — жёлтая и белая (анти-безразличие).
Самые довольные текущим устройством мироздания — белая и чёрная (анти-ненависть).

======

Кстати, в «Спиральной динамике» есть такое понятие, как «vMemes» — мемы высшего уровня, которые управляют другими мемами (аналогично переслегинским «информационным объектам»). Татиба — это что-то вроде ви-мемов второго порядка (информационный объект, который управляет другими информационными объектами).

Ниже татиб идут социальные архетипы — порождения временных альянсов между татибами. Их десять, по числу возможных комбинаций.

Ещё ниже идут реальные социумы (партии, субкультуры), которые могут ориентироваться на тот или иной архетип.

Наконец, в самом низу будут конкретные люди, которых все предыдущие этажи (социумы, архетипы, татибы) стремятся использовать в своих интересах. Но при этом, будучи по-настоящему разумными, люди способны прозревать даже до уровня татиб. (Архетипы и социумы по человеческим меркам неразумны. Татибы разумны — но не по человеческим меркам.)

Теперь посмотрим на приблизительную схему архетипов, которую я набросал:

Татибы: схемы социумов

Следует обратить внимание на то, что пять нижних архетипов отличаются от пяти верхних в одном важном аспекте, это как «мужское» и «женское», «жёсткое» и «мягкое». У каждой татибы есть свой «криптонит», врождённая уязвимость — для белых это красные, для чёрных — жёлтые, для синих — белые, для красных — чёрные, для жёлтых — синие.

В верхнем, «мужском» ряду, опасная для главенствующей татибы идентичность отброшена на самую слабую, пятую позицию, и непосредственно ни на что не влияет. Власть (первые) всегда одолеет «нейтралов» (третьих). Оппозиции (четвёртым) остаётся только атаковать опору власти (вторых).

Но в нижнем ряду всё не так. Там в роли «нейтралов» на третьей позиции всегда оказываются татибы, опасные для самой власти. Белые бьют синих, и т.д. Сама динамика власти там другая. Предположим, что это работает так — власть покупает лояльность потенциально враждебных нейтралов, запугивая их оппозицией (которая в этом раскладе всегда будет угрожать самим нейтралам).

Условно говоря… если вы внимательно читали нынешних фанатов Сталина, вы наверняка натыкались на мем «многоукладная экономика». Короче, при Сталине всё было. Многоукладная экономика, частный сектор, рынки, артели, кооперативы… честно вкалывающие люди могли реальные деньги зашибать. Да и рубли тогда были настоящие, полновесные, а не условные «фантики» для взаимозачёта, как при Хруще и его последователях. Хрущёв всё разрушил! Ну как говорится, было и было — прошлое — это не более чем наши представления о прошлом. А особенности теневой экономики при Сталине и её расцвет в неразберихе военных лет ещё ждут своего внимательного исследователя. Главное, что вся эта «многоукладность» никак не угрожала правящей татибе — «чёрные» всегда уступают «жёлтым».

А теперь представим себе идеал братьев Стругацких образца 1960 года — коммунисты проводят последовательную десталинизацию, гуманизацию и демократизацию общества (власть «красных» с опорой на «синих»). «Сталинисты» разгромлены и уходят в непримиримую оппозицию. Но при этом неизбежно усилились бы «чёрные», как естественные союзники «синих» — то самое ненавистное Стругацким мещанство, с эгоизмом, духом стяжательства и всеми прочими прелестями. Не знаю, как это видели сами братья, но, думаю, вы согласитесь, что других вариантов на тот момент просто не существовало. Ослабление репрессивного аппарата вызвало бы либерализацию и в экономической сфере, «классовый враг» поднял бы голову, и пошло поехало. При этом, «чёрные» бьют «красных».

Очевидно, единственный способ поддерживать стабильность в подобном обществе — это постоянно пугать «чёрных» «жёлтыми». Дескать, вы конечно можете вести подрывную деятельность против коммунистического руководства — но если вы ослабите нас, к власти придут наши враги-сталинисты, которые вас же первыми и сожрут! С ними-то вы ничего сделать не сможете, а они вас будут стричь так, что вы нас со слезами на глазах вспоминать будете!

Итак, «женский» архетип позиционирует себя, как меньшее зло (а «мужской» — как лучшее из возможного, «иного не дано»).

1. «Демократический» идеал, власть «синих» с опорой на «чёрных», «красные» в оппозиции. «Белых» (традиционалистов) запугивают возможным приходом к власти «красных» (коммунистов). Вам не нравится демократия? Но выбор стоит так, либо мы — либо коммунисты! Или мы сейчас делаем кое-какие уступки феминисткам — или придут злые коммунисты и раздадут феминисткам (евреям, неграм, геям) кожанки и маузеры —- вы этого хотите?

2. «Идеал Стругацких», власть «красных» с опорой на «синих», «жёлтые» в оппозиции — то, о чём я только что сказал. Коммунисты запугивают сторонников рыночной экономики сталинистами-фашистами-гэбистами.

3. «Красная диктатура», власть «жёлтых» с опорой на «красных», «белые» в оппозиции. Люди с демократическими убеждениями оказываются в роли нейтралов, и их запугивают тем, что к власти могут вернуться «попы и муллы», которые устроят всем «культурную контрреволюцию» и тотальную «реставрацию».

4. Изоляционистская теократия — власть «белых» с опорой на «жёлтых», «чёрные» в оппозиции. В роли нейтралов — люди левых убеждений. Казалось бы, правящая «белая» элита не может их устраивать — но их запугивают возможностью прихода к власти фанатиков-рыночников, которые немедленно обанкротят государство, приватизируют его и пустят с молотка. Лучше уж терпеть «белых», чем «чёрных»! (Некоторые подозревают, что Путин и его команда решили остановить свой выбор именно на этом архетипе.)

5. «Китайский вариант» — власть «чёрных» с опорой на «белых», «синие» в оппозиции. Опять же, у сторонников авторитаризма нет никакой любви к «чёрным» — капиталистам. Но им объясняют, что если ослабить текущую власть, к рычагам прорвётся демократическая оппозиция, которая развалит здесь вообще всё.

======

Если раздать татибам космооперные технологии, то…

«Жёлтые» начнут строить Галактическую Империю. Типа как в Вахе. Или в «Звёздных войнах».

«Почему, собственно, в СССР так взъелись на «Звездные Войны»? Ведь, вроде бы, борьба повстанцев со злобной империей, где главный носит фашистскую каску — это замечательно.
На мой взгляд, один из возможных ответов — в эстетике той самой империи. С кем может ассоциировать себя человек, выросший хоть в СССР, хоть в РФ, хоть в царской России? С повстанцами? Хрен там.

Тут же становится ясно, кого эти повстанцы колошматят».

Чёрт с ней, с имперской эстетикой. Там такой чел прилетает, в чёрном плаще, и говорит: Вы срываете темпы строительства стратегического объекта! …А потом ещё всяких там адмиралов-генералов взглядом душит, на месте! Потому что Порядок должен быть!

(Очевидно, не все «советские» люди готовы были болеть за чела в фашистской каске. Не все; но некоторые.)

«Красные» приступят к выполнению следующей программы: 1) построение коммунизма в масштабах всей Земли 2) полёты в космос, общение с другими космическими коммунистами. Потому что в космосе летают только коммунисты!

«Синие» образуют Земную Федерацию, затем политкорректно переименуют её в Звёздную Федерацию, наберут туда всякую шваль и будут мучиться с мультикультурными проблемами. И героически их преодолевать.

«Чёрные» сбегут в космос от диктатуры государства и образуют там Новый Фронтир с диким капитализмом. Пиратство, работорговля… романтика!

«Белые» попытаются воспроизвести Российскую Империю в космосе (ну, если это наши «белые»). Чтобы были корнеты, поручики, звёздные казачьи полки; чтобы батюшка боевые звездолёты благословлял. Остальные татибы их за такие мечты слегка презирают, по-моему. (Но «белые» на это отвечают: «По сравнению с тем убожеством, которое предлагают «синие»…»)

***

Более оригинальные варианты [военных конфликтов будущего]… “The Artilect War”, где предсказывается глобальная война с миллиардными жертвами между сторонниками строительства гигантских сверхразумных компьютеров и фанатичными противниками этой идеи.

Речь шла о книге футуролога Хьюга де Гариса; за строительство сверхразумных компьютеров выступали Космисты, против — Терране. Плюс, там ещё была третья группа — Киборгианцы, которые выступали за апдейт человечества и слияние с машинами.

Интересно, как здесь распределяться татибы?

«Белые» однозначно против думающих компьютеров. Бесовщина это.

«Чёрные» будут эгоистично апгрейдить себя, чтобы обеспечить себе конкурентные преимущества. То есть, конечно, ты можешь не вживлять себе компьютер в мозг, по личным соображениям. Но тогда тот парень обязательно это сделает — и обойдёт тебя!

«Синие»… ну, им, наверное, понравится идея создания искусственных разумов, потому что потом можно будет бороться за их права! (А то природные запасы угнетённых меньшинств сильно истощены, остаётся только искусственно создавать новые категории населения.) Насчёт суперкомпьютеров не знаю.

«Красные»? Мнение братьев Стругацких мы знаем:

» — Ничего не могу вспомнить о Массачусетской машине, — сказал Банин. — Ну, ну?
— Знаете, это древнее опасение: машина стала умнее человека и подмяла его под себя… Полсотни лет назад в Массачусетсе запустили самое сложное кибернетическое устройство, когда-либо существовавшее. С каким-то там феноменальным быстродействием, необозримой памятью и все такое… И проработала эта машина ровно четыре минуты. Ее выключили, зацементировали все входы и выходы, отвели от нее энергию, заминировали и обнесли колючей проволокой. Самой настоящей ржавой колючей проволокой — хотите верьте, хотите нет.
— А в чем, собственно, дело? — спросил Банин.
— Она начала _в_е_с_т_и_ с_е_б_я, — сказал Горбовский.
— Не понимаю.
— И я не понимаю, но ее едва успели выключить.
— А кто-нибудь понимает?
— Я говорил с одним из ее создателей. Он взял меня за плечо, посмотрел мне в глаза и произнес только: «Леонид, это было страшно»».

Но, быть может, здесь в кумирах советской интеллигенции просто заговорили их мелкобуржуазные предрассудки. Так что, не знаю.

Что касается «жёлтых», то это ставит перед нами философский вопрос о том, может ли Машина быть умнее Вождя. («Да, при товарище Сталине отформатировали парочку искусственных интеллектов. Но давайте начнём с того, что это были херовые интеллекты…»)

А что, если дух Великого Хана войдёт в Машину — и Машина объявит Вождём себя?