Татибы: классификатор социумов

(автор: gest)

Татибы: базовая схема

Будучи самим собой, я не мог не сделать татиб очередной классификатор социумов :).

Допустим, в нашей условной ролевой системе есть возможность путешествовать во времени (или между мирами). В разных социумах одни эгрегоры сильнее, а другие — слабее. И это влияет на обладателей соответствующих татиб, а также на роли, которые они могут играть после «переноса». Условно говоря, у высокоуровнего идейного сталиниста в сталинском СССР сразу будет удостоверение важного НКВДшника, машина с шофёром и квартира с домработницей. Аналогично, прокаченный монархист в царской России окажется потомственным дворянином и высокопоставленным сановником — так? Чёрные в «чёрных» мирах всегда оказываются богатыми и успешными, и т.д. Ну и наоборот тоже, естественно. В каком-то смысле, это даже можно связать с идеей Консенсуса: прошлое — это не более чем наши представления о прошлом. Путешествия во времени скорее укрепляют соответствующую татибу, чем подрывают её устои.

У «синего» и в «вечные девяностые годы» всё будет хорошо, потому что демократия. Причём, хорошо в буквальном смысле слова. А у «красного» в «застойные годы» никогда не будет проблем с продуктовым дефицитом, условиями жизни, интересной работой и доступом к информации. Но если поменять их местами, их жизнь превратится в вечную борьбу с Системой в условиях безнадёги и нехватки ресурсов.

«Вечное настоящие» в таком случае будет периодом тектонических сдвигов, когда ничего ещё не ясно, и все татибы — вернее, стоящие между ними эгрегоры — застыли в неустойчивом равновесии, выбирая, в какую форму отлиться.

Итак, сделаем вывод, что «чистых» социумов не бывает — всегда есть некая иерархия татиб. И сама схема, указывающая каждой татибе её место, является не более чем архетипом, которому реальный социум может соответствовать в большей или меньшей степени. Главное, чтобы он стремился развиваться в этом направлении — до очередной ломки и смены альянсов.

И да, от себя я добавлю, что возможных вариантов отнюдь не 125 :). А, допустим, десять.

Конечно, татибы — штуки гораздо более древние, чем кажется на первый взгляд. Говорят, Невидимой Руке поклонялись ещё в Карфагене, и на улочках древних персидских городов резали людей во имя идей, близких нынешним «красным». Но тогда в ходу были иные имена, и эти миры покажутся современному человеку настолько странными и чуждыми, что для простоты я буду использовать примеры из ближайшего прошлого и будущего, по возможности отечественные.

В качестве образца возьмём условный «застойный СССР«.

На первом месте, очевидно, будет красная татиба. Общество далеко от идеалов коммунизма, но это можно списать на сталинские перегибы предыдущей эпохи. На словах —полное возвращение к ленинским принципам внутренней и внешней политики.
На втором месте, как ни крути, окажется жёлтая. По понятным причинам, открытые сторонники Сталина избежали каких-либо репрессий, люстраций и лишений советского гражданства. В советском обществе носители этой татибы отвечали примерно за такие взгляды: «Зря советская власть со всеми этими уродами миндальничает, зря! Давить их надо, гадов, как при Сталине… при Сталине порядок был!»
На третьем месте — белая. Умеренное почвенничество и даже ностальгия по русскому прошлому не особо поощрялись, но не особо и угнетались. Об этом, опять же, лучше скажут те, кто тогда жил.
На четвёртом месте — синяя. Демократическая татиба — это признак диссидентов и прочих антисоветчиков. За это били по голове.
На пятом месте — чёрная. Она, конечно, приписывалась карикатурным буржуинам в дешевой пропаганде, ну и всё. Опоры в обществе у неё не было, носителей таких идеалов было очень мало, и, в общем-то, если бы рыночные фундаменталисты начали выражать подобные взгляды вслух, их бы слабо поняли даже противники существующего режима.

Выведем из этого общие правила. В каждом относительно стабильном обществе есть господствующая татиба, которая и задаёт его идеалы.
Татиба номер два — это «оппозиция его величества», главный союзник правящей татибы. Только ей одной позволяется быть «правовернее Папы Римского» и в тех или иных пределах аккуратно критиковать власть.
Татиба номер три — средняя позиция, полные нейтралы. Они есть, но погоды они не делают.
Татиба номер четыре — внесистемная оппозиция. Истинный враг существующей власти.
Татиба номер пять — абсолютное меньшинство, внешнее пугало или что-то в этом роде. Нечто чужеродное для данного общества.

(С точки зрения магии, у носителя первой татибы все волшебные абилки работают по максимуму, третьей — по минимуму, у носителя пятой они просто отключаются. У носителя четвёртой работают только заклинания, направленные на разрушение и дестабилизацию обстановки. :))

Примем, что главная татиба в качестве союзника всегда берёт одного из двух своих соседей, а в непримиримую оппозицию тогда уходит второй сосед (как нереализоваванная альтернатива). Нейтралы, третье место — сосед союзника правящей татибы. Оставшаяся татиба попадает на пятое место. Естественно, в зависимости от режима определяется и роль оппозиции. Жёлтая своих врагов жёстко мочит, синяя слушает, а чёрная даже готова их символикой приторговывать.

Названия на схеме условные:

Татибы: схемы социумов

Например, кошмар Айн Рэнд — власть демократов в союзе с коммунистами. Идейные и героические рыночники в жёсткой оппозиции к правящему режиму. Сторонники закручивания гаек живут себе да поживают. На традиционалистов всем плевать.

Демократический архетип — власть демократов в союзе с рыночниками, коммунисты в оппозиции, фанаты тоталитаризма никому не нужны. Это то, что пытались построить в России после Февральской революции, а затем и в 90-е годы, оба раза неудачно, хотя и по-разному. (Чтобы кто не говорил, чёрная татиба в 90ые не была у власти, хотя и стремилась к ней. Взгляды уровня «пенсионеры, врачи, учителя, рабочие должны передохнуть, как неэффективное быдло» — озвучивались, пользовались определённым уважением, но, всё-таки, не являлись официальной позицией Кремля.)

Именно такая система царила в США на протяжении десятилетий. Теперь республиканцы обвиняют демократов в том, что те изменили рыночным идеалам и договорились с социалистами. А демократы, в свою очередь, обвиняют республиканцев в том, что республиканцы изменили демократическим ценностям и пошли на союз с христианскими фундаменталистами-традиционалистами.

Идеал Стругацких — реакция на жизнь в застойном обществе. Мечта о том, что коммунисты откажутся от союза со сталинистами, и, вместо этого, создадут альянс с демократами. «Фашисты» уходят в оппозицию и становятся официальными врагами. Всякая там «православная ностальгия» и прочая деревенская плесень просто сметается в чулан, как никому не нужная.

Сталинский СССР, как архетип тоталитарного общества — союз сталинистов с традиционалистами. Коммунисты — в оппозиции, демократы никому не нужны. Ну то есть в те годы сталинисты сами называли себя «коммунистами», но, как я уже сказал, эта татиба не придаёт особого значения словам. А вот тех, кто сохранил верность марксизму, сталинисты называли «троцкистами», то есть «троцкист» — это сталинистская кличка для коммунистов. Когда вы услышите, что «к власти в СССР после смерти Сталина пришёл троцкист Хрущёв», это означает, что после Сталина советское общество заново присягнуло красной татибе. Понятно, что в сталинские годы оппозиция по большей части была «виртуальной», но в той степени, в какой она существовала, речь всегда шла о чём-то подобном:

«Уже из названий перечисленных групп ясно, что это были объединения, основанные на марксистской, коммунистической платформе, хотя далеко не каждая группа имела документы, которые с полным основанием можно было бы считать программными. Речь шла скорее об общей ориентации. Самостоятельное изучение работ Маркса, Энгельса, Ленина, теории социализма, с одной стороны, наблюдение за реальной жизнью — с другой, стали главным источником сомнения, побудительным мотивом к действию».

Ну и наконец, сами подумайте, что означало относительно высокое, но «беззубое» существование чёрной татибы в тоталитарном обществе.

Предельная реализация тоталитарного архетипа —это Северная Корея. Мы до такого, слава богу, не дожили. Можно также посмотреть на диктаторские режимы Северной Африки и Ближнего Востока, но для исламских стран вообще характерно господство двух татиб — жёлтой и мусульманской версии белой. То есть, в этом регионе обычно приходится делать выбор между властью диктатора, опирающегося на традицию, и властью традиции, опирающейся на диктаторские методы.

«Красная диктатура» — результат стратегического альянса между жёлтой и красной татибами, при главенстве жёлтых. Возможно, именно такое общество пыталась изобразить Советская Россия на заре своего существования. Рыночники никому не нужны — демократам позволяют существовать — традиционалисты в оппозиции. Пока власть расстреливала попов и царских чиновников с офицерами, коммунисты были согласны на тоталитаризм. «Трудами праведными не построишь хоромов каменных», тем более — для всего человечества. Нельзя построить новое общество и не запачкать руки, ага. Но потом Сталин начал расстреливать коммунистов… Люди, спасшиеся в эмиграции, ещё успели позлорадствовать над судьбой своих красных гонителей.

Поздняя Российская империя — это власть белой татибы, опирающейся на чёрную, рыночную. Демократы есть, но они ничего не решают. Пророки пролетарской революции и красной татибы в крестьянской стране никому не нужны, что неудивительно. Это приводит нас к интересному выводу, что настоящей оппозицией царизму являлась затаившаяся Азия — носители неотрефлексированной «ордынской» татибы, которые так и не простили царской власти отмену крепостного права, не говоря уже о суде присяжных и прочей европейской мерзости.

Я хочу, чтобы вы поняли мою мысль. Проблема даже не в том, что российские самодержцы превратили крестьян в крепостных. Проблема в том, что они освободили дворян! Дарование дворянских вольностей стало тем преступлением против ордынских ценностей, после которого жёлтая татиба ушла в оппозицию и стала медленно подготавливать свою страшную месть. И у неё получилось отомстить, на все сто процентов. В Америке пришлось устраивать Гражданскую войну, чтобы в стране не осталось рабов. У нас Гражданскую войну вели для того, чтобы в стране не осталось свободных. Ради этого идеала люди совершали подвиги и шли на смерть. И это даже не смешно.

Знаете, как говорят — у нас принято радоваться, что у соседа корова сдохла. Но радоваться можно по-разному. Один радуется, потому что у него есть стадо, а у соседа одна корова, и та сдохла. Такова была воля Рынка — Невидимая Рука наказала нечестивого «неэффективца» за лень и нежелание работать. Это чёрная татиба. А можно радоваться тому, что у тебя есть одна корова, а у соседа их было две, а теперь тоже одна.

Представьте себе людей, которым невыносимо жить в обществе, где кто-то явным образом богаче и успешнее их, причём в такой степени, которая делает бессмысленной какие-либо попытки сократить разрыв. Не потому даже, что это невозможно — теоретически, это возможно, но только для ничтожного процента попытавшихся. А ведь у таких людей тоже есть уважение, чувство собственного достоинства. И всё это у них отбирает демократия и рыночная экономика с её «правилами игры». Другое дело — Орда. Да, Хан может в любой момент приказать избить их, казнить, обратить в рабство. Но точно также он может поступить с любым из своих приближённых — и любому, самому выдающемуся полководцу могут по приказу Хана сломать хребет или разорвать его лошадьми перед стойбищем. В том числе — по доносу ничтожнейшего из рабов. Именно это делает этих людей счастливыми. Пусть я нижайший из низших — но и первый среди слуг Хана ничем от меня не отличается. Стоит ли смеяться над тем, что даёт людям смысл жизни и позволяет им с гордостью смотреть в глаза своим детям?

Ну вот. А коммунисты просто вскочили на подножку поезда и заключили союз с жёлтой татибой, потому что одними идеями рабочего самоуправления они бы ничего в России не добились.

Дальше идёт то, что многие сейчас с опаской называют идеалом Путина. Новое издание православия, самодержавия, народности (в варианте «РПЦ, вертикаль власти, многонационалия»), опирающееся на авторитарные методы, с полной неактуальностью каких-либо демократических идей. В роли оппозиции — носители чёрной татибы, которые мечтают придти к власти, приватизировать всё, что национализировали на предыдущем витке, а потом продать это подороже западным покупателям.

В общем-то, в качестве идеала такая схема характерна для идеократических, традиционалистских и отгородившихся от мира режимов. Весь вопрос в том, что Путину ближе — Иран аятолл или Япония Токугав? «Но я уверен, что до этого не дойдёт» (с)

Либерпанк — помните, как makarovslava форсил этот термин? По факту получается, что либерпанк — это всего лишь один из десяти возможных типов обществ, которые можно построить на основе пяти татиб. Это ситуация, когда наверху радикально рыночная татиба, которая опирается на демократическую, а традиционалисты — в оппозиции. Коммунисты есть, но они никого не волнуют. (А сталинисты не нужны.)

Наконец, последний вариант — китайский вариант :). Коммунистическую партию Китайской Народной Республики давно подозревают в том, что они пытаются создать абсолютный кошмар любого коммуниста: Власть Рынка, опирающегося на местную Традицию, с любителями жёсткой руки, ностальгически вздыхающими о прошлом, и с буржуазными демократами в роли диссидентов. Настоящих марксистов — единицы, и их никто не замечает. Там, где либерпанк перестраивает страну в интересах корпораций, «китайский вариант» пытается создать страну-корпорацию.