Четыре школы, четыре пути: проект Beanstalk («Бобовый стебель»)

(автор: gest)

По итогам рассказа о четырёх школах, вы можете спросить — а где же здесь РПГ? Во что тут играть? Если это история, то о чём она?

Одной из самых засекреченных отраслей человеческой деятельности в этом мире является космонавтика. Почти всё, что мы о ней знаем, не соответствует действительности, там всё накрыто глэмором в три слоя. И лунная гонка совсем не при чём, дело было не в Луне.

На геосинхронной орбите, выписывая восьмёрки над американским континентом, находится гигантская космическая станция, размером с небольшой город. Естественно, под мощнейшим глэмором, смертный глаз её не увидит. Это величайшее искусственное сооружение, созданное человеческой цивилизацией. С собственной биосферой и искусственной гравитацией на борту (видимо, всё-таки за счёт вращения). Это Небеса, Элизиум, Валинор, куда ведёт прямой путь за пределами кругов Земли. Станция висит настолько высоко, что на её борту наложенные на Землю заклятия не действуют, это зона свободной магии, населённая исключительно магами. Это убежище, резервация и исследовательская лаборатория, в которой заново открывают настоящую магию.

Четыре школы магии: проект Beanstalk

(с) arishai

Сама биосфера этого места держится на магии жизни. Технологии на станции во многом более продвинутые, чем у нас внизу, но пока они тоже работают только за счёт магии. Магия поддерживает стабильность плазменного кольца в термоядерном реакторе. А стабильность магии обеспечивают живущие на станции магии выживания, потому что если реактор накроется, если станция накроется, то все умрут.

Существование станции объясняет известные особенности развития пилотируемой космонавтики. Первые эксперименты, отбор самых простых и эффективных схем. Затем — гигантские ракеты-носители («Сатурн-5»), для доставки на орбиту целых блоков. После чего сверхтяжёлые носители вымирают, как додо, а им на смену приходят многоразовые системы («Спейс Шаттл»), имеющие смысл при необходимости совершать частые и регулярные рейсы на орбиту. Например, для логистического обеспечения монтажных работ, доставки сравнительно габаритных грузов и персонала. (Для других задач шаттлы экономически неэффективны.) После этого шаттлы постепенно утрачивают актуальность и списываются, и теперь в космос летают надёжные одноразовые «грузовички», доставляющие на орбиту припасы и людей, но уже в меньших количествах, и не регулярно, а по необходимости. «Пассажиры» высаживаются на пересадочной станции (МКС — но, возможно, она там не единственная, см. фильм «Гравитация»), а оттуда их уже везут на Небеса, орбитальным челноком — с низкой на высокую орбиту. Главная тайна мировой космонавтики — в космос улетает больше людей, чем возвращается обратно.

Опубликованная история отечественной космонавтики, в этом смысле, достаточно близка к правде, хотя многие детали до сих пор тщательно залегендированы. Советский свертяжёлый носитель, Н-1, летал плохо, постоянно взрывался. Не удавалось обеспечить синхронного срабатывания 30 двигателей первой ступени, а манипуляции с удачей были затруднены в связи с нехваткой сильных магов истории. Можно было, конечно, посадить внутрь мага выживания, но до пилотируемых запусков дело не дошло. И потом, в явную мышеловку настоящий маг выживания просто не полезет. А от ненастоящего какой толк? Эта неудача похоронила не советскую лунную программу, а советский план создания альтернативного, «красного» Космограда — орбитального института по изучению магии за пределами Земли. Пришлось довольствоваться намного более скромными орбитальными проектами. Советский многоразовый челнок, комплекс «Буран-Энергия», банально запоздал. Но зато Роскосмос смог занять выгодную нишу по обеспечению удавшегося американского проекта.

Конечно же, не стоит думать, что Небеса — это такой санаторий для тайных хозяев мира, который позволяет им прожить лишние десятилетия, а в перспективе — и века. Безусловно, такая цель подразумевалась. Но в первую очередь, это космическая станция, бесперебойное функционирование которой обеспечивают маги-специалисты, тщательно подготовленные на земле профессионалы — инженеры, техники, монтажники, пилоты, компьютерщики, представители десятков профессий, о которых никто и не думал, пока они не понадобились в космосе.

То, что станция американская, и допуск туда контролируют американцы (американские маги) — это одна из тех вещей, которые обеспечивают США статус сверхдержавы. «Золотые билеты» весят не меньше, чем авианосцы. При этом, естественно, каждая элитная группировка Земли старается добыть «золотой билет» для собственных представителей, закрепиться там, наверху. В результате, многие земные противоречия сохраняются и воспроизводятся, только в миниатюре и в замкнутом пространстве.

Вот это и есть та самая комиксная, РПГшная реальность — космическое поселение, которое делят между собой натуральные оборотни, управляющие потоками энергии маги, предсказывающие будущее супергении (и суперснайперы) и запредельные мастера боевых искусств. Возможно, с Земли даже завезли кого-нибудь из чудом сохранившихся реликтов, «йети» и «призраков».

В то же время, само существование Небес является фактором зарождающейся астрополитики. Реализация проекта «Бинсталк» создала противоречие между США и американской орбитальной колонией, даже несмотря на хрупкость станции и её зависимость от поставок с Земли. На Небесах есть сильные маги истории, от этого никуда не деться. (Глупо было бы, если бы американские маги истории обеспечили небесное укрытие для всех, кроме себя; и потом, маги истории объективно полезны для обеспечения работы сложных технических систем.) Но это значит, что на станции, впервые за десятилетия, начал складываться собственный психоисторический штаб, альтернативный американскому.