Альтернативный СССР, строящий коммунизм

 

Итак, нам нужно прыгнуть из царства естественной необходимости в царство свободы.

Случайные цитаты из классиков:

«Пока люди находятся в стихийно сложившемся обществе, пока, следовательно, существует разрыв между частным и общим интересом, пока, следовательно, разделение деятельности совершается не добровольно, а стихийно, – собственная деятельность человека становится для него чуждой, противостоящей ему силой, которая угнетает его, вместо того чтобы он господствовал над ней».

К. Маркс, Ф. Энгельс, «Немецкая идеология».

«Царство свободы начинается в действительности лишь там, где прекращается работа, диктуемая нуждой и внешней целесообразностью, следовательно, по природе вещей оно лежит по ту сторону сферы собственно материального производства. Как первобытный человек, чтобы удовлетворять свои потребности, чтобы сохранять и воспроизводить свою жизнь, должен бороться с природой, так должен бороться и цивилизованный человек, должен во всех общественных формах и при всех возможных способах производства. С развитием человека расширяется это царство естественной необходимости, потому что расширяются его потребности; но в то же время расширяются и производительные силы, которые служат для их удовлетворения. Свобода в этой области может заключаться лишь в том, что коллективный человек, ассоциированные производители рационально регулируют этот свой обмен веществ с природой, ставят его под свой общий контроль, вместо того чтобы он господствовал над ними как слепая сила; совершают его с наименьшей затратой сил и при условиях, наиболее достойных их человеческой природы и адекватных ей. Но тем не менее это все же остается царством необходимости. По ту сторону его начинается развитие человеческих сил, которое является самоцелью, истинное царство свободы, которое, однако, может расцвести лишь на этом царстве необходимости, как на своем базисе».

К. Маркс, «Капитал», том 3.

«Взгляд, согласно которому будто бы идеями и представлениями людей созданы условия их жизни, а не наоборот, опровергается всей предшествующей историей, в которой до сих пор результаты всегда оказывались иными, чем те, каких желали, а в дальнейшем ходе в большинстве случаев даже противоположными тому, чего желали. Этот взгляд лишь в более или менее отдалённом будущем может стать соответствующим действительности, поскольку люди будут заранее знать необходимость изменения общественного строя (sit venia verbo), вызванную изменением отношений, и пожелают этого изменения, прежде чем оно будет навязано им помимо их сознания и воли».

Ф. Энгельс, «Из подготовительных работ к «Анти-Дюрингу»».

«Раз общество возьмёт во владение средства производства, то будет устранено товарное производство, а вместе с тем и господство продукта над производителями. Анархия внутри общественного производства заменяется планомерной, сознательной организацией. Прекращается борьба за отдельное существование. Тем самым человек теперь — в известном смысле окончательно — выделяется из царства животных и из звериных условий существования переходит в условия действительно человеческие. Условия жизни, окружающие людей и до сих пор над ними господствовавшие, теперь подпадают под власть и контроль людей, которые впервые становятся действительными и сознательными повелителями природы, потому что они становятся господами своего собственного объединения в общество. Законы их собственных общественных действий, противостоявшие людям до сих пор как чуждые, господствующие над ними законы природы, будут применяться людьми с полным знанием дела и тем самым будут подчинены их господству. То объединение людей в общество, которое противостояло им до сих пор как навязанное свыше природой и историей, становится теперь их собственным свободным делом. Объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор над историей, поступают под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне сознательно сами творить свою историю, только тогда приводимые ими в движение общественные причины будут иметь в преобладающей и всё возрастающей мере и те следствия, которых они желают. Это есть скачок человечества из царства необходимости в царство свободы».

Ф. Энгельс, «Анти-Дюринг».

Путь от естественной необходимости (когда человеческая деятельность и развитие общества осуществляется под давлением объективных и неподвластных человечеству внешних обстоятельств) в царство подлинной свободы пролегает через осознанную необходимость. Иначе говоря, речь идёт о реализации задуманного и тщательно проработанного проекта, о сознательном осуществлении долговременного многоступенчатого плана. Этот предшествующий коммунизму промежуточный этап можно называть социализмом, можно не называть (если социализм = первая фаза коммунизма), суть от этого не меняется.

Задачу можно сравнить с терраформированием другой планеты. У планеты есть начальное состояние, когда она в общем и в целом непригодна для земной жизни. Есть конечное, желательное состояние, когда планета сможет поддерживать биосферу, аналогичную земной, и обеспечивать человеку естественную среду обитания. Проект терраформинга будет неизбежно состоять из нескольких последовательных фаз, каждая из которых является необходимым и неизбежным шагом на пути к цели. В каждом отдельном случае, в ходе осуществления проекта возможны тактические вариации и временные отклонения от заданных параметров, но финальную цель, условия её достижения изменить нельзя. При этом, примитивные временные экосистемы, процветающие в условиях конкретной фазы, неизбежно будут угнетены и обречены на вымирание в следующей фазе, переход к которой они обеспечили своей деятельностью — и так будет до тех пор, пока объективные обстоятельства не позволят приступить к сборке финальной версии биосферы, которая и является целью Проекта. В таком развитии событий нет ничего «естественного», хотя оно, безусловно, подчиняется естественным законам. Это результат сознательной инженерной деятельности, которая направляет процессы на планете в нужную сторону, пока биосфера земного типа не сформируется окончательно и не начнёт воспроизводить сама себя.

Важно понимать, что мы не можем бросить подобный Проект на полпути. Изначальное состояние было естественным, желательное состояние будет устойчивым, но промежуточные фазы не являются ни тем, ни другим. Если мы прекратим оказывать нужное воздействие или начнём оказывать ненужное, вредное, Проект не законсервируется на достигнутой стадии и не начнёт сам по себе развиваться в желательном для изначального плана направлении. Скорее всего, он будет развиваться в нежелательном направлении, стремясь достичь равновесного состояния — проще говоря, накроется медным тазом.

Вот так и с проектом построения коммунизма. Очевидно, что он должен состоять из нескольких последовательных фаз, каждая из которых будет решать собственные задачи и создавать предпосылки для перехода к следующей фазе. Следовательно, для каждой из этих фаз потребуются свои уникальные структуры, свои общественные институты, свои кадры и даже системы подготовки кадров.

Можно сделать вывод, что созидательная деятельность в рамках подобного Проекта будет подчиняться определённым правилам. Большинство структур, создаваемых в конкретных условиях текущей фазы, должно создаваться в расчёте на последующую трансформацию или демонтаж, с превращением её в строительный материал для структур следующей фазы. Ничто не строится «на века», в расчёте на «волю Божью», которая одна решает, что и когда рухнет, — потому что ничто в Проекте не обладает самостоятельной ценностью, само по себе, без учёта итоговой цели. Только цель имеет значение. У каждой вещи есть конкретная, привязанная к конкретным срокам и условиям функция, после выполнения которой эта вещь должна быть убрана, чтобы на её место могла встать другая. Чтобы многоступенчатая ракета могла вывести груз на орбиту, каждая ступень должна вовремя включаться и вовремя отстыковываться от корабля.

Переходя от общему к частному: подобная идеология могла бы многое объяснить в советской архитектуре 60-70-х. Раз уж после наступления коммунизма старые советские строения будут безжалостно снесены, а на их месте вырастут высокотехнологичные, красивые, комфортные дома и общественные здания, прекрасные экологические чистые города, то почему бы архитекторам с самого начала не закладываться на подобную судьбу для своих творений? «Социалистическое» будет ублюдочными, серым, некрасивым, минимально-функциональным, дешёвым — и людям будет его не жалко. Временная затычка не должна пускать корни и превращаться в объект культурного наследия.

Возьмём схему советской фантастики и превратим мамоны обратно в татибы, а саму схему ужмём до считанных десятилетий, от победы революции в отдельно взятой стране и до победы коммунизма.

«Советская» последовательность в рамках вышеупомянутой схемы — это белая, жёлтая, чёрная, синяя. Красная — начало и высший этап, который отменяет сам себя. При коммунизме не будет коммунистической партии; в каком-то смысле, не будет самого коммунизма. (Царство свободы начинается после коммунизма, см. книгу Сократа Платонова с тем же названием, «После коммунизма».) Суть в том, что красная татиба считает себя высшей ступенью эволюции, а остальные татибы она воспринимает, как вторичные и вспомогательные.

1. Белая татиба

Итак, революция победила в одной, отдельно взятой стране. Люди с коммунистическим мировоззрением в этой стране составляют ничтожное меньшинство, а какие-либо объективные материальные предпосылки для перехода к коммунистическому обществу отсутствуют, их только предстоит создать. Бытие определяет сознание, а бытие таково, что народ в массе своей малограмотен, суеверен и глуп. Этим людям нужна религия, потому что таков объективный уровень социального развития их общества, и им необходимо дать религию. При этом, надо осознавать, что религия — это опиум для народа, коллективное обезболивающее, вызывающее привыкание и прочие негативные последствия. Торговцы подобным дурманом — социальные паразиты.

На этой стадии создаётся идеология, мифология, религия коммунизма, со своей собственной символикой и ритуалами, в первую очередь рассчитанная на ограниченных и слабо образованных людей. С полным пониманием того, что это тоже наркотик. В идеале, этот наркотик должен быть более слабым, менее эффективным, чтобы от него потом можно было спокойно отказаться. Мы боремся с религиозной зависимостью за счёт замены настоящей религии на религию-суррогат, с одной стороны, и за счёт постепенного изменения внешних условий («базиса»), с другой. В какой-то момент жизнь станет более комфортной, уровень неизбежных страданий понизится, а люди научатся воспринимать реальность такой, какая она есть, без розовых очков.

Не идеология или абстрактное воспитание, а практическая деятельность и опыт коммунистических взаимоотношений делают из человека коммуниста. У коммунистов есть теория, которая основывается на научном подходе к действительности и проверяется практикой, и практика, которая вытекает из теории и корректирует теорию. К «вере» это отношения не имеет, в светлом будущем никакой «веры» не будет.

Но пока, на начальной стадии коммунистического строительства, ведущую роль играют богословы-теоретики и низовые пропагандисты-агитаторы, а также самопальный пантеон народившихся святых и мучеников движения, вплоть до мощей и реликвий.

2. Жёлтая татиба

На этой стадии в основном предстоит решать военные задачи. Пока коммунисты удерживают власть в одной только стране, существует опасность превращения соседних буржуазных стран в лагерь контрреволюции, с последующей интервенцией во имя реставрации капитализма.

Задача — уничтожение потенциально-враждебных центров силы в непосредственном окружении; в пределах макрорегиона; на всём континенте (в пределе — по всей планете, но на это рассчитывать не стоит). Страна должна стать неуязвимой в военном отношении и окружить себя поясом из вассалов, зависимых стран и доброжелательных (и слабых) нейтралов.

Подобным задачам соответствует военно-феодальная структура общества. (Военно-феодальная — потому что у подобной экспансии нет экономического обоснования, это не империализм; одна только голая силовая дипломатия, вынуждающая страну какое-то время жить не по средствам.) Проповедников и теоретиков марксисткой метафизики отстраняют от рычагов. На первый план выходят руководители отраслей, производящие оружие, генералы, использующие оружие в бою, и поэты, способные воспеть славу оружия — чтобы человеческие полчища с радостью погибали за тряпку нужно цвета. А заодно нужны спецслужбы, чтобы держать под контролем администраторов, военных и деятелей культуры, ну и курировать особо важные направления.

Настоящие коммунисты державный «патриотизм» в гробу видали:

И пусть посмеют патриоты
В нас пыл разжечь для их атак, —
Мы сразу наши пулемёты
Направим в собственных вояк.

(Существуют разные переводы.)

3. Чёрная татиба

Для создания материальной основы коммунизма необходима самая развитая капиталистическая экономика. Раз военная угроза ликвидирована, то пришла пора построить самую развитую капиталистическую экономику. Коммунистическая страна обязана переиграть капиталистические страны их на их же собственном поле, в сфере международной конкуренции, создав более эффективную и динамичную версию рыночной системы. Речь идёт о неком сверх-НЭПе, когда партия и государство постепенно освобождают место для частного капитала, оставив за собой только общее стратегическое управление.

Чем определялась революционность рабочего класса? Не в последнюю очередь тем, что рабочий был дисциплинирован капитализмом (Ленин). Русский крестьянин не прошёл школу капитализма. (…) И тогда встаёт вопрос: кто же будет дисциплинировать крестьянина? Не крестьянская же община, как считают наши анархисты, будет дисциплинировать.

Мне кажется, что Ленин вполне допускал развитие эксплуатации крестьянина кулаком, но тем самым и дисциплинирование кулаком крестьянина. При сохранении пролетарским государством командных высот в экономике кулак не сможет подмять под себя диктатуру пролетариата. Более того, крестьянин, на своей шкуре почувствовав прелести капитализма, сам потянется в совхозы».

После предыдущего периода «дисциплинировать капитализмом» придётся не только крестьян, но и рабочих (по второму кругу), служащих и интеллигенцию. Надо будет заново учить людей работать, то есть зарабатывать, выдавать качественный продукт руками и головой — идти на риск, опережать тренды, проявлять инициативу.

Здесь мы уже сваливаемся в пространство альтернативной истории. На примере Японии, начавшей создавать собственную версию «американского капитализма» и бросившей вызов американскому капитализму в 1970-1980-е, мы видим, что такая страна должна производить широкий спектр качественных товаров массового потребления, в том числе, и это очень важно, культурной продукции. Раз США штампуют рестлинг, комиксы, мультсериалы и рок-н-ролл, Япония должна была ответить на это своим рестлингом, своими комиксами, своими мультсериалами и своим рок-н-роллом. «Альтернативный СССР» создал бы собственную уникальную версию «капиталистической массовой культуры» — вплоть до «красной эротики» и «красного хэви-металла», привет фантазиям Максима Калашникова [если вы не знаете, кто это такой… долго объяснять]. Не продукция, которая заменяет недоступные западные образцы, но продукция, способная на равных конкурировать с западными образцами.

На примере Японии мы также видим, что нельзя тягаться с текущим гегемоном, не обладая собственным силовым ресурсом. И да, Китай под руководством китайской компартии достиг таких успехов в строительстве развитой капиталистической экономики, которые СССР и не снились.

В общем, на первый план выходят инноваторы и долларовые миллиардеры, «чекистско-силовой блок» постепенно отстраняют от рычагов управления, пропагандисты-догматики теряют какую-либо актуальность.

Что важно понимать? Согласно принципу звезды, чёрная татиба бьёт красную, но жёлтая бьёт чёрную. Страна должна пройти по лезвию ножа. Либо рынок и капиталистические отношения проникнут на самый верх, что приведёт к разложению правящей верхушки и реставрации капитализма (красная < чёрная), либо силовики и спецслужбы задавят предпринимателей, закрутят гайки и отберут у страны будущее (чёрная < жёлтая). Либо сначала одно, потом другое. Это то самое, о чём писал Ефремов: «Конечно, узка и трудна та единственно верная дорога к коммунистическому обществу, которую можно уподобить лезвию бритвы«.

В «Часе быка» он раскрывал метафору:

«Россия — первая страна социализма. Именно она пошла великим путём по лезвию бритвы между гангстеризующимся капитализмом, лжесоциализмом и всеми их разновидностями».

Коммунисты усиливают чёрную татибу за счёт жёлтой, зная, что чёрная для них ядовита. А затем они должны пройти по узкому мосту между жёлтой и чёрной, не свалившись ни влево, ни вправо. При этом, чёрные («гангстерский капитализм») будут брать в союзники демократически настроенную интеллигенцию, а жёлтые («муравьиный лжесоциализм») — недобитых догматиков и прочих мракобесов, вплоть до каких-нибудь «православных державников».

4. Синяя татиба

Когда страна займёт ведущие позиции в мировой капиталистической экономике и мировой массовой культуре (с соответствующими изменениями в структуре занятости и доходах населения), тогда можно будет заняться демократическими преобразованиями. Начав, естественно, с уровня местного самоуправления. Результатом не обязательно станет парламентская демократия, как таковая, скорее, речь пойдёт о системе многоуровневых советов, с делегированием оправдавших доверие кандидатов наверх. Главное, чтобы система советов реально функционировала на основе демократических принципов — со свободным волеизъявлением, с альтернативными кандидатурами, с борьбой политических сил, с публичными дебатами и равной конкуренцией за голоса избирателей. Свобода слова, свобода собраний, свобода ассоциаций и т.д., и т.п.

Рыночников отстраняют от рычагов (народ, получивший политическую власть, добивается и обеспечивает себе социалистические блага), «силовой блок» теряет актуальность.

И вот, создав в стране реальную демократию в сочетании с мощной и эффективной экономикой, способной обеспечить каждому человеку гарантированный базовый доход и удовлетворение его материальных и культурных потребностей, можно уже непосредственно приступать к строительству коммунистического общества.