Советская метафизика

(автор: gest)

Есть такой крутой советский фильм, «Гонки без финиша». Я пытался его смотреть, как политический триллер, и меня вставило. Новый Директор автомобильного завода начинает перестройку предприятия, опираясь на своего человека — молодого и талантливого Главного Инженера. Против Директора возникает заговор заводского начальства. Неожиданный сюжетный поворот — ближе к концу фильма Директор узнаёт, что Главный Инженер его предал. Но в конечном счёте, Директору удаётся разгромить оппозицию и слева, и справа. Финальная сцена:

«Я проиграл…» — «А разве это была игра?»

Тут я и сел! Советская метафизика! Настоящая — из настоящего советского фильма!

Итак, когда Творец создавал людей, он наделил каждого Талантом, Волей и Порядочностью. Но затем решил, что и двух качеств будет достаточно, и сделал смертных людей несовершенными. Теперь волевые и порядочные лишены таланта, талантливые и порядочные слабовольны, а волевые и талантливые — непорядочны. И это всё объясняет! Вот она, суть советского космоса. (Отдельно отметьте, что интеллект в этой системе не является «божественным», врождённым качеством — ну, это советская метафизика.)

Отсюда в переслегинском кружке возникла идея управленческих двоек. Два человека могут обладать полным набором качеств «совершенного существа», компенсируя свои слабые стороны за счёт партнёра. Самый эффективный вариант «двойки» — союз порядочного и волевого с порядочным и талантливым, «ледокола» с «генератором идей». На этом строится сюжетная коллизия фильма. Директор, человек волевой и порядочный, взял под своё крыло Инженера, считая, что тот — порядочный и талантливый. А на самом деле Инженер всё это время был талантливым и волевым! И объединяла двух героев не общая порядочность, а воля — Инженер только и ждал момента, чтобы ударить Директора в спину и подняться к вершине карьерной лестницы по его костям.

Представьте себе. Происходит революция. К власти приходят люди волевые, талантливые — и непорядочные (а кто же ещё?). Будучи, прямо скажем, подонками, они начинают разборки между собой («революция пожирает своих детей»), в результате чего выявляется самый волевой и талантливый из беспринципных. Например, Сталин. На кого он может опираться? На таких же, как он? Но он-то себе цену знает — разве крыса может поверить крысе? Значит, нужно делать ставку на людей порядочных и волевых. Они волевые, сильные, но при этом лишены таланта — и не умеют бить в спину, по определению. (Всё это время порядочные и талантливые остаются за рамками — они слабы и о них вытирают ноги.)

Наверху остаётся один единственный непорядочный человек, который в конечном счёте умирает, ибо люди смертны. Власть переходит к его соратникам — порядочным и волевым. Они достаточно сильны, чтобы не пускать наверх непорядочных — воля есть и у тех, и у других, но у порядочных есть административный ресурс. В то же время, порядочным и волевым не хватает умения смотреть за горизонт, не хватает таланта — и они начинают тянуть наверх людей талантливых, с которыми они могут договориться на почве общей порядочности. А когда во власти растёт доля людей с талантом и порядочностью, власть объективно слабеет — и рано или поздно её свергают люди, недовольные своим положением, талантливые, волевые и при этом аморальные.

И этот цикл воспроизводится со времён Атлантиды. Это замкнутый круг. А единственная надежда на выход из этого круга была сформулирована советскими фантастами-утопистами, и заключалась в создании при помощи воспитания совершенного человека, который был бы одновременно Волевым, Порядочным и Талантливым.

(А иначе начнёшь в себе порядочность вырабатывать — так талант отвалится. Или воля.)

Описанную в фильме тройку типажей можно уподобить классическому ролевому делению на воинов, магов и жуликов (воров). Воин — силён, но лишён специальных способностей. Маг — обладает всевозможными талантами, но не держит удар. Вор беспринципен. (Можно, конечно, их и с варнами связать…) Так вот, каждый человек способен удерживать в своей голове образы мага, воина и вора, но только один из них будет соответствовать его истинной природе. А два других образа будут «виртуальными», и строится будут вокруг «виртуального» качества, которого у человека на самом деле нет, будь то порядочность, воля или талант.

И, соответственно, примеры. Круче «управленческой двойки» может быть только «тройка», полный комплект. В советской массовой культуре эту роль играли Трус, Балбес и Бывалый. Бывалый — воин, Трус — маг, Балбес — вор. Бывалому нужныТрус и Балбес, потому что они генерируют идеи. Трусу нужен Балбес и Бывалый, потому что они поддерживают его своей волей (помните классическую сцену из «Кавказской пленницы»?). Трус и Бывалый социализируют Балбеса, без них он бы жил по принципу «украл, выпил, в тюрьму».

На уровне детской культуры, классическая «двойка» — Крокодил Гена и Чебурашка. Чебурашка — «генератор», Гена — «ледокол». В конечном счёте, их система достраивается до непобедимой «тройки», когда к ним присоединяется аморальная Шапокляк (Гена — воин, Чебурашка — маг, Шапокляк — вор).

[В мультфильме «Трое из Простоквашино» всё сложнее. С одной стороны, волевой и порядочный Дядя Фёдор дополняет свою талантливую и волевую Маму и талантливого и порядочного Папу. С другой стороны, Матроскин явно вайшья, а Шарик — кшатрий, и Дядя Фёдор при них играет роль брахмана. Без утраты волевых качеств. Так что, либо Дядя Фёдор — Совершенный Человек, либо там всё сложнее. Или у Шарика провалена воля, не знаю.]

17ur писал:

«Итак, чем изначально является гражданство?

…Во-первых, хороший, необходимый гражданин — не только тот, кто сохраняет порядок, подчиняясь запретам и ограничениям, но и тот, кто активно использует порядок в своих интересах, задействуя заложенные в регламенте условия, благодаря которым эти запреты и ограничения могут быть для этого гражданина сняты или обойдены.

Во-вторых, оба описанных отношения требуют навыка и, вероятно, некоторых талантов как качеств личности: психическая устойчивость и т. п…

Человек не может сохранять порядок, но при этом готов использовать его в своих интересах. Из него получается гражданин подвида «сучья выхухоль» (или «трудолюбивый мигрант» из активных), которая гадит там же, где ест, и прокладывает путь к своему счастью, используя закон не для себя, но против окружающих. Ибо так, при снятом условии сохранения порядка, проще. Разбитые судьбы, засранные души…

Человек может сохранять порядок, но преследовать личные цели с его использованием не способен. Как гражданин он соответствует терминам «терпила» и «лох». Или даже «совок» (но не «быдло», о «быдле» чуть ниже). «Моральное большинство», заботливо воспитываемое любой администрацией, которая в отсутствие противодействия обязательно увлечётся и оное «большинство» потратит в своих целях: на войну или на судьбоносные реформы.

Человек не может сохранять порядок и не способен достигать своих целей с его использованием. Не-е-ет, это даже не криминальный маргинал или маргинальный криминал. Как гражданин, он называется «быдло» — термин захватанный, но за неимением лучшего приемлемый. Материал, которым травят соперников, из которого выжимают прибавочную стоимость, а когда это возможно, то и варят мыло».

Преступники, совки, быдло…

Вернёмся к нашей теме. Очевидно, для Бога все три человеческих качества были равнозначны. Но человек повсюду видит иерархию. Я бы сказал, что в данном случае она следующая, от низшего к высшему — Воля, Порядочность, Талант. Воля -— индивидуальное, биологическое качество, если верить Афанасьеву, она есть даже у комаров. Порядочность проявляется на уровне социума. Талант отвечает за связь с Небом, это воистину божий дар, «божья искра».

Таким образом, следуя логике подобных систем, человек может реализовать себя по своему первому, высшему качеству; по своему второму качеству; или же по тому месту, где у него «дырка». И одним этим люди уже делятся на категории, согласно вышеупомянутому иерархическому принципу.

В самом низу будут люди, самое яркое качество которых заключается в отсутствии определённых качеств.

  • Это преступники, люди прежде всего непорядочные.
  • Совки, люди, не обладающие волей.
  • Быдло, полностью лишённое связи с Небом (см. цитату из 17ur).

Совки — это люди, которые могли бы быть и талантливыми, и порядочными, но по ряду причин они прежде всего безвольны. В традиционном обществе они составляют подавляющее большинство крестьян — именно поэтому крестьяне «неспособны защищать свои классовые интересы от своего собственного имени«. А быдло — это люди, не сумевшие пойти путём воина, оказавшиеся неталантливыми. У этих людей руки растут из задницы, они портят всё, к чему прикасаются. В традиционном обществе они тоже в основном будут крестьянами (потому что в традиционном обществе большинство населения — крестьяне), но они плохие крестьяне, бедные, неумелые. Во времена рекрутского набора именно их односельчане старались в первую очередь отдать в рекруты.

На втором уровне — люди, реализовавшиеся по своей второй функции.

  • Среди непорядочных это люди волевые. Авантюристы, махинаторы, диверсанты… российские бизнесмены девяностых, может быть даже олигархи. В преступном сообществе это будут главари-паханы, подавляющие своей волей рядовых «непорядочных».
  • Среди неволевых — порядочные. Классические интеллигенты, рядовые труженики науки, всевозможные врачи и учители. Хранители социальных норм общества, те, кто их поддерживает и старается передать дальше.
  • Среди неталантливых — опять же, волевые. Это, как раз, классические кшатрии — в современном обществе это будут военные, чиновники, политики.

Ну и высший уровень, где каждый вдобавок ко второй функции развил свою первую.

  • Это талантливые энергичные люди без каких либо тормозов, настоящие демоны.
  • Это гении, творцы и изобретатели — ангелы, если хотите.
  • И это волевые люди, сделавшие упор на порядочность и поддержание социальных норм — судьи, праведные цари.

Возьмём «Трудно быть богом».

Низший уровень: слуги, стража, разбойники, то есть, массовка.

Второй уровень:

  • Волевые, но непорядочные — Вага-Колесо, босс местной мафии.
  • Порядочные, но слабовольные — книжники, местная интеллигенция.
  • Волевые, но неталантливые — «безмозглый бык», барон Пампа.

Высший уровень:

  • Демон, талантливый и волевой — Рэба.
  • Ангел, талантливый и порядочный — по своей сюжетной роли, это Румата. По крайней мере, воля у Руматы отсутствует, это точно. А талант есть — он же Шекспира переводит на ируканский, в конце концов! Ну и за связь с Небом он отвечает в самом буквальном и непосредственном смысле.
  • Судья, порядочный и волевой — Арата. Это единственный, за кем Румата признаёт право на суд, и единственный, на кого Румата может мысленно надеть царскую корону — «волна крестьянского бунта забросит тебя на Арканарский трон… и ты будешь добр и мудр — единственный добрый и мудрый человек в твоем королевстве«.

Здесь нужно сделать оговорку. Для современного человека порядочным будет скорее Пампа, а чокнутый революционер и фанатик Арата в лучшем случае будет волевым (в худшем — волевым и непорядочным, как у Переслегина в «Детективе по-арканарски«). Но мы же говорим о советской метафизике и советском произведении, значит, нужно принять за чистую монету предложенные характеристики персонажей. Румата положительный персонаж и Арата тоже положительный и порядочный. По крайней мере, из текста следует, что Арата никого никогда не предавал, а его самого предавали, и не раз.

А отсюда следует, что идеальной советской концовкой повести «Трудно быть богом» был бы союз между Руматой, Рэбой и Аратой (!). Допустим, Орден кинул Рэбу, а Рэба и Арата доказали Румате, что ни один из них не причастен к смерти Киры, и так далее. Все трое начинают играть на Арканар, против Ордена и Империи. У Руматы есть ресурсы, у Рэбы — церковные связи и общая хитрожопость, у Араты — проверенные кадры и репутация.

(«О», — сказал makarovslava, «Рэба может стать местным Яном Гусом, или Мартином Лютером! А Арата будем при нём Яном Жижкой!»)

В этой ситуации, Арата и Румата реморализуют Рэбу; Рэба и Арата мотивируют Румату; Румата и Рэба расширяют Арате кругозор.

***

И в качестве необязательного довеска…

«В три круга, грубо говоря, укладывался этот мир.

Внешний круг был клоакой, стоком, адом этого мира — все подонки общества стекались туда, вся пьянь, рвань, дрянь, все садисты и прирожденные убийцы, насильники, агрессивные хамы, извращенцы, зверье, нравственные уроды — гной, шлаки, фекалии социума. Тут было ИХ царствие, тут не знали наказаний, тут жили по законам силы, подлости и ненависти. Этим кругом Империя ощетинивалась против всей прочей ойкумены, держала оборону и наносила удары.

Средний круг населялся людьми обыкновенными, ни в чем не чрезмерными, такими же как мы с вами — чуть похуже, чуть получше, еще далеко не ангелами, но уже и не бесами.

А в центре царил Мир Справедливости. «Полдень, XXII век». Теплый, приветливый, безопасный мир духа, творчества и свободы, населенный исключительно людьми талантливыми, славными, дружелюбными, свято следующими всем заповедям самой высокой нравственности».

С одной стороны, вот оно — низшие типы; средние типы; высшие типы. С другой стороны, получается, что если мы не можем создать совершенного человека, то «сильные, талантливые, нравственные» — выберите два из трёх. И чтобы мир утопии мог существовать, на самом-самом высшем уровне помимо ангелов необходимы и демоны — те, кто не связан оковами нравственности, кто способен взглянуть на свой мир со стороны и испытать его на прочность. Без них общество лишиться иммунитета и, в конечном, счёте, стимулов к развитию.

Так что, вот она, идеальная утопия на основе девяти типов людей. «В трижды три круга укладывался этот мир…» Каждый круг Стругацких делится ещё на три, и в каждом случае внешний круг атакует, средний поддерживает систему, внутренний задаёт цели.

В первом круге агрессивной внешней оболочкой будут быдло и гопники. Править будут преступники. Смазывать шестерёнки — совки. Это Россия девяностых, отражённая в массовой культуре; пост-советская Россия, истолкованная как карикатура или антиутопия. При помощи первого круга (инсталлируя его язвы-зародыши, если хотите) наше идеальное общество разлагает и переваривает социумы своих противников. Да, как у Галковского с «криптоколониями».

Во втором круге агрессивной внешней оболочкой являются разведчики-диверсанты и беспринципные бизнесмены, которые легко подчиняют правящих преступников первого круга. Правят там военные и политики. Опорой общества являются приличные порядочные люди, средний класс и интеллигенция. Это идеальный Запад, заграница — опять же, в творчестве тех, кто мечтал туда уехать в первой половине девяностых.

Третий круг — собственно, утопия. Защищают её праведные цари-императоры, способные командовать легионами и выносить приговоры целым мирам. Цели задают ангелы, творцы. Ну а демоны поддерживают систему на плаву.