Джейн Джекобс и Новый Обсидиан

Или вот, другая тема — меня завораживают такие вещи: два разных слова, обозначающих одно и тоже, или одно и то же слово, означающее разные вещи для разных людей и в разном контексте.

Я учился на истфаке, и там в ходу было по-крайней мере два разных значения термина «феодализм». Одно значение характеризовало состояние аграрных обществ, достигших определённого уровня военного и экономического развития. В этом смысле, феодализм был и в Японии, и в Индии, и на Ближнем Востоке, и где угодно. (В классическом китайском романе «Троецарствие» описано феодальное общество.) Другое значение описывало конкретное сочетание правовых и экономических практик, сложившихся в Западной Европе в определённые века (в ходе т.н. «феодальной революции»). Эта система отношений дошла до исторической Польши, но дальше на восток уже не проникла. Таким образом, на Руси никакого феодализма не было, никаких тебе замков, рыцарей и турниров во имя прекрасных дам.

Можно сказать, что это широкое и узкое значение термина. Возможно, например, и «сверхширокое», типа такого: «вместо рабовладения и феодализма — «большая феодальная формация» (Ю. М. Кобищанов)«. Т.е. сословное аграрное общество = феодализм, какие бы конкретные формы он не принимал в тех или иных условиях.

Наконец, косвенно, но тоже связанное с марксизмом, почему в «Башнях и Баррикадах» не было упомянуто рабовладельческое общество? Один человек даже написал довольно глупую вещь, показав этим, что он совершенно не вкурил: «Если уж автор такой марксист, то ему следовало бы ввести и рабовладельческие страны» (о, да, я ещё тот марксист!).

Дело в том, что да, речь шла об исследовании советской страны воображения, и да, рабовладельческие общества там были представлены слабо. Т.е., при желании можно вспомнить советские детские приключенческие книги и с такой тематикой («Золотые яблоки Гесперид» Валентина Тублина?), и, само собой, имя Спартака было увековечено в балете и футболе. Но всё это нельзя даже близко сравнить с пронзающим небо готическим собором советской «феодалики», которая одна представляла собой целую планету. В «рабовладельческом обществе» чувствовалось что-то ненастоящее. В истории Руси его не было, у нас мужики в шкурах и рубахах плавно перетекали в мужиков в кольчугах и латах. Нет, понятно, что некоторые люди из верноподданнического марксизма находили античное рабовладение и в жизни киевского полиса, но всё равно это было что-то не то. Феодализм был актуален. Советские воины-интернационалисты помогали прогрессивным силам Афганистана бороться с феодальными пережитками. (Само наличие рабов всё ещё не делает общество рабовладельческим в марксистском смысле; см. сюжеты про рабовладение в США.)

Всё это каким-то забавным образом связано с моей семейной историей. Отец мне рассказывал, как в свои школьные годы чудесные он попытался срезать молодую учительницу истории, спросив её об «азиатском способе производства» — а отец определённым образом был в курсе той дискуссии благодаря своему отцу, выдающемуся советскому китаеведу. При этом да, даже в своей последней книге дедушка использовал периодизацию истории Китая, которая включала в себя рабовладельческое общество. Но я читаю викистатью и вижу:

«К середине 1990-х гг. можно говорить о научной смерти пятичленной схемы формаций. Даже её главные защитники в последние десятилетия XX в. признали её несостоятельность. В. Н. Никифоров в октябре 1990 года, незадолго до своей кончины, на конференции, посвящённой особенностям исторического развития Востока, публично признался, что четырёхстадийные концепции Ю. М. Кобищанова или В. П. Илюшечкина более адекватно отражают ход исторического процесса».

Ага! Дедушка готов был осторожно признать, что в идее отказаться от концепции рабовладельческого общества, как чего-то универсального-стадиального, была своя логика.

Возвращаясь к Джекобс, вернее, к разговору о социальной эволюции. Я обобщил своё восприятие марксизма в посте «Марксистская теория развития«, на основе завиральных идей Бориса Фёдоровича Поршнева насчёт антропогенеза (рождение человечества из противостояния эксплуататорского ядра и эксплуатируемой периферии в рамках одного вида) и его же трактовки рабовладельческого общества (противостояние эксплуататорского ядра и эксплуатируемой периферии в рамках одной Ойкумены), где очевидный хронологический промежуток был заполнен цитатами из gans2 про «первый город — зиндан«.

«А я слышал от А.Е. Москаленко такой вариант. Грацианский сказал: «Две проститутки подрались, а вы, Борис Федорович говорите: Классовая борьба, классовая борьба…»» (+ Ришелье — французский фюрер.)

Но в такой форме «марксистскую теорию развития» уже можно сравнить с концепцией Джекобс. Которая, конечно же, писала только о генезисе города и городской экономики, но раз город для неё мера всех вещей и источник всякого развития, то такое сопоставление уместно. Легко заметить, что её ментальная конструкция совершенно другая.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Страницы ( 10 из 11 ): « Предыдущая1 ... 89 10 11Следующая »