Селениты: начало

(автор: gest)
(2012 год)
(входит в космооперу Восьми Предтеч)

 

Это была одна из моих мыслей-засыпаек, которую я как-то пересказывал arishai.

В основе там была ситуация, напоминающая что-то из рассказов Генри Каттнера — может быть, взятая напрямую оттуда. Итак, стандартная американская космоопера. На борту космического лайнера, заполненного людьми (в биологическом смысле), происходит убийство (типичное убийство в замкнутом пространстве), и с планеты, у которой пришвартовался лайнер, присылают детектива для расследования.

Планета была заселена иной разумной расой, поэтому детектив представлялся мне этаким негуманоидным клопиком размером с крупную собаку. На самом деле, основная мысль-засыпайка была именно про эту расу. Опять же, банальный вариант, но она представляла собой результат эволюции эусоциального вида, вроде общественных насекомых. Естественно, с самого начала это были всё-таки не насекомые, а относительно высокоразвитые существа, способные воспринимать окружающий мир, манипулировать предметами и обмениваться сигналами. (Правда, насекомые это тоже могут, но вы поняли, о чём я. :)) Разделение на «касты» с различными функциями сочеталось у них с наличием индивидуального сознания у каждой особи — ну, в той или иной степени. Главной особенностью этих существ было то, что поведение особи в значительной степени определялось не генетикой, а химическим воздействием, которое на неё оказывалось в момент формирования (яйца, личинки, куколки — этот вопрос я особо не прорабатывал). Проще говоря, старшие особи имели возможность «программировать» характер, наклонности и способности «мальков». Изначально речь шла о сугубо биологическом механизме саморегуляции улья, позволяющего, например, влиять на соотношение солдат-рабочих. «Программисты» сами по себе являясь отдельной кастой улья — это были зрелые, крупные особи, чей организм был способен вырабатывать необходимый химический коктейль, меняющий «личность» мальков (задавая им программы «агрессии», «обустройства жилища», «любопытства-исследования» и т.д.).

Таким образом, сложилось ситуация, когда центром улья была не «королева» — королев в каждом улье было несколько, и они занимались простым воспроизводством биологического материала — а сообщество «программистов», определяющих характер всего улья.

В процессе развития разума эта способность к биологическому программированию поведения младших рабочих особей не ушла, а, наоборот, развилась и усложнилась. Более того, само развитие разума в том числе стало результатом подобной химической стимуляции. Эволюция способностей к кодированию привела к созданию кода, положительно влиявшему на интеллектуальные способности — а через это, на способность «программистов» создавать всё более сложный код. «Гонку вооружений» стали выигрывать ульи, чьи особи были генетически более предрасположены к разнообразному поведению, тонким манипуляциям, быстрому восприятию и обмену информацией. В свою очередь, это способствовало отбору королев в рамках улья — всё менее и менее естественному, вплоть до создания специальных программ, задающих поведение особей-«селекционеров». Результатом миллионов лет биологической эволюции, внутривидовой селекции и совершенствования «программного кода» стала высокоразвитая цивилизация, ничуть не уступающая (космооперному) человечеству. И, в какой-то момент, вступившая с ним в контакт.

Идея понятна? Наше восприятие подобных вопросов упирается в противоречие между биологией и культурой, природой и воспитанием (nature and nurture), между генами и мемами. Для этих существ то, что мы называем культурой — это всего лишь опыт, приобретённый за время совместного проживания в рамках того или иного социума. Помимо этого жизненного опыта и врождённой генетической предрасположенности, у них есть ещё третья составляющая — «химический софт», загруженный в личность в процессе её формирования (однократно или последовательно, у них существуют разные методики). Опять же, наши мемы для них — это не абстрактное понятие, а конкретные технические приёмы и ноу-хау, изобретённые «программистами» того или иного улья и передаваемые из поколения в поколение.

[Представьте себе мир, в котором особенности поведения жителей Индии, в том числе печально известных индийских программистов, объясняется тем, что их сознание работает на основе индусского кода, созданного такими же индийскими программистами.]

Но создание подобного кода — это не только технология, но и искусство. У этой расы были свои Леонардо да Винчи и свои Моцарты, но подобные гении сами по себе являлись уникальными произведениями искусства гениальных «программистов». С другой стороны, определённые приёмы открывались, распространялись и становились общим местом — у нас художники научились рисовать перспективу, у них — задавать способность к сложной рефлексии.

Итак, возвращаемся к убийству на борту космического лайнера. Дело попадает под юрисдикцию местных властей, а местные власти, как я уже сказал — эти самые существа. (Ну не придумал я им название, не придумал!) Нет, концепция преступников и преступлений у них существует, но как раз подобные случаи для них нетипичны, а тут ещё люди замешаны. Они подняли имеющиеся у них материалы по человеческой культуре и выяснили, что в подобных случаях полагается послать в замкнутое пространство экстравагантного детектива, подмечающего любые мелочи. И вот, экстренно собранные лучшие «программисты» слепили на основе имеющихся образцов программу «идеального детектива» и загрузили её в подходящую по параметрам мелкую особь. На всякий случай поясняю — эта особь уже научилась ходить, говорить и читать, в том числе, на человеческих языках. Её базовые способности соответствовали сложной интеллектуальной деятельности. Может, из неё собирались делать дипломата, но внезапно потребовался детектив.

[Я теперь думаю, что если бы это была настоящая детективная повесть в космооперном антураже, стоило бы добавить к списку действующих лиц бывшего полицейского, летевшего на том же корабле. Который в меру своих сил пытался бы познакомить юного детектива-негуманоида с основами полицейской работы. Например, говорил бы ему о том, что регулярно собирать всех подозреваемых в одном помещении и рассказывать им о ходе дела — не самый лучший способ вести расследование. Разумеется, читатель из принципа подозревал бы именно этого отставника :).]

 

…Там было ещё что-то вроде обрывка мысли. Я представил себе, как существо — представитель этой расы — разговаривает с человеком. (Это была совсем другая сцена, другое время и другое существо — крупное, старое, умное — из тех, для которых уникальный личный опыт уже значит больше, чем полученная в детстве химическая инъекция.) И вот это существо делилось с человеком своими мыслями по поводу врождённой агрессивности и параноидальности текущего космооперного человечества. Что для землян стало страшным шоком столкновение с расой, которая им ничуть не уступала, в результате чего они из-за всех сил стали готовится к войне к этой расой. Не потому, что люди собирались воевать, а потому, что они страшно боялись войны. И теперь люди десятилетиями тратят огромные ресурсы на то, чтобы гарантировать победу в гипотетической войне, а это, в свою очередь, приведёт к тому, что Земля неизбежно проиграет цивилизационную гонку.

А потом этот человек вернулся и основал движение по разоружению… (Тут-то они и напали. Но нет, эту мысль я отбросил.)

Просто это как-то наложилось на другую мысль, которая у меня тоже где-то мелькала. Про космооперу, действие которой происходит в мире, в котором Земля проиграла войну инопланетянам. Но не в обычном варианте с плохими инопланетянами, который уже несколько раз обыгрывался, а в том, где земляне сами оказались главными козлами. Я говорю о ситуации послевоенной денацифицируемой Германии, где герой — это именно такой вот «немец», чья сторона не так давно проиграла войну. Собственно, подобный спектр чувств меня и заинтересовал. С одной стороны, есть такое слово — Родина, «права или неправа», и есть такое слово — Народ. Кровь, раса. С другой стороны, понимание, что другим на это плевать. И что, строго говоря, именно твоя сторона натворила много чего нехорошего, а те, кто её за это осуждает, скорее правы, чем нет. Хотя и сами далеко не ангелы, прямо скажем. Добавьте сюда ещё и болезненное ощущение от осознания того, под каким соусом теперь будут рассказывать детям о героях и славных делах прошлого. Естественно, герой не тупой фанатик-реваншист, иначе неинтересно.

А это исключает тот вариант, в котором коварные и подлые инопланетяне начали первыми, как только сумели усыпить бдительность землян. Нет, нужна ситуация, в которой землянам некого винить, кроме самих себя. Если связать это с предыдущим куском, то в какой-то момент военные осознали, что единственный шанс на победу — это брать власть в свои руки и начинать войну прямо сейчас, чтобы, таким образом, конвертировать накопленные военные ресурсы в послевоенное преуспевание человеческой расы. Это единственный способ, позволяющий получить выгоду от усилий, которые всё это время тратились на подготовку к войне, иначе будет так, как предсказывало то существо. Более того, движение за разоружение, организованное тем человеком, само по себе могло спровоцировать военных, как свидетельство очевидной меметической атаки, начатой той расой с целью ослабить человечество. Пацифисты, агенты влияния, пятая колонна — мы знаем такие слова.

Ну вот, как выяснилось, эти существа просчитали ситуацию лучше, и человечество проиграло. Попутно всё-таки разбомбив пару планет с населением и несколько орбитальных комплексов, за что людей теперь никто не любит. (Как во всякой космоопере, там было несколько разумных рас, просто не таких продвинутых, как раса биологических «программистов» и довоенное человечество.)

Дополнительный оттенок размышлениям неназванного протагониста моих сонных размышлений стало то, что после войны в руки (в конечности?) к этим существам попало определённое количество пленных людей, осиротевших детей, замороженных зародышей. В результате чего эти существа начали широкомасштабную программу по выведению новых культур, используя для этого различные планеты и искусственные обиталища, как собственные, так и аннексированные у людей. Применяя при этом все приёмы, начиная с умеренной психологической обработки и вплоть до выращивания целых социумов с нуля, при помощи андроидов-воспитателей. Например, пытаясь создать неагрессивную версию человечества. Или, наоборот, достаточно агрессивную и склонную к развитию и экспансии, но по своим культурным установкам предельно чуждую земному человечеству, чуждую до взаимного омерзения и острой неприязни.

И с точки зрения этих существ, осуществляя этот проект (на момент действия он только начался), они не поступаются принципами этики. Они самих себя сознательно программировали тысячи лет, поэтому не видят в искусственном создании культур ничего необычного или неправильного. Они не собираются уничтожать человечество в генетическом смысле — расселение людей по разным планетам никак не может навредить людям в целом, как биологическому виду. Безусловно, они не собираются уничтожать и исторически сложившуюся человеческую культуру — Земля предоставлена сама себе, покуда она не представляет угрозу для галактического сообщества. Итак, на существующие гены и мемы они не покушаются, а вместо этого пытаются создать нечто новое. Опять же, когда на их планете ещё происходили войны, с проигравшей стороны всегда брали дань биологическим материалом. (Важно ведь не кто тебя родил, а кто тебя программировал.) Что тут скажешь? Vae victis.