Человечки Лефевра: слово о драконе и рыцаре

(автор: gest)
(2017 год)

Сказка Первой этической системы

И всё же, это позволяет начать разговор о структурах с несколькими элементами, потому что дракон-рыцарь-замок — это уже три элемента, три связи, восемь возможных сочетаний дружбы и недружбы

Тем не менее, если исключить все варианты, где герой враждует со своим городом, у нас останется четыре варианта, которые мы сможем поделить между двумя этическими системами, в соответствии с формулами Лефевра. (Проще говоря, разделить на те, где дракон — друг, и те, где дракон враг, при разной позиции города.)

Для понимания героического поведения в схеме Лефевра надо понимать, что у героев всё наоборот, их логика обратная по отношению к обывательской. Герой стремится не структуру улучшить, герой стремится повысить свой этический статус в собственных глазах, даже в ущерб структуре, к которой он принадлежит. Крайне огрубляя — герой всем вокруг делает хуже (т.е., старается поступать правильно, независимо от возможных негативных последствий). Но производя добро, герой творит добро, и этим греет среду — он, как личность, а не структура в целом…

Почему я это люблю? Я наверняка об этом уже говорил, я надеюсь, что я ещё буду об этом говорить, но, в общем, это хороший метод для анализа простых сюжетов.

Конкретные примеры с Драконом, Рыцарем и Городом. В той истории, которую рассказывал Лефевр, было всего два элемента, и это была трагедия. Теперь у нас их три, и мы можем рассказать сказку.

И да, примем за факт, что и Рыцарь, и Дракон — это герои, способные к рефлексии и стремящиеся поступать правильным образом. Потому что Рыцарь — герой, по определению. А Дракон ему под стать.

Первая этическая система:

1) Рыцарь * (Дракон + Город)

2) Рыцарь * Дракон * Город.

Это два варианта, в которых Рыцарь дружит с Драконом. Так как это имеет смысл только в Первой этической системе, мы записываем это на языке Первой этической системы, где * — это компромисс.

1. Дракон враждует с Городом, Рыцарь дружит и с Драконом, и с Городом.

Рыцарь адекватно рефлексирует ситуацию, в которой он оказался:

Р Р * (Д + Г)

Задача Рыцаря — получить высокий этический статус. И он у него в этой ситуации максимальный, он посредник между Драконом и Городом. Если окружающая среда толкает Рыцаря ко злу (Р = 0), он всегда сумеет это отрефлексировать и исправиться; ноль на первом этаже рефлексии обращает все остальные элементы в ноль через логическое умножение, и произведение становится показателем степени через рефлексию; 00 = 1. При любом поведении Дракона и Города, Рыцарь сохраняет способность творить добро, его этический статус равен 1.

Дракон адекватно рефлексирует ситуацию, в которой он оказался:

Д (Д + Г) * Р

Этический статус Дракона — 7/8. В половине случаев Дракон = 1, автоматически, под влиянием среды, независимо от рефлексии (1n = 1). Но возможна ситуация, когда Рыцарь = Добро (1), Город = Добро (1), а Дракон = Зло (0). И тогда мы получим следующую картинку:

0(0+1)*1 = 01*1 = 01 = 0

Иначе говоря, статус Дракона — 7/8, потому что в одном случае из восьми он будет неправ. Потому что он конфликтует с городом, и если город прав, а он — нет, Дракон не сумеет это заметить и отрефлексировать.

Ещё один важный момент — на статус самой ситуации это не влияет. Подобная структура, содержащая в себе два героических элемента, уже является объективно хорошей. Рыцарь * (Дракон + Город) = 1, независимо от влияния среды. Рыцарь, как герой-посредник, является Добром. Если Город плох, то героический Дракон автоматически хорош. Дракон может оказаться плохим, только если Город хорош — это мы уже выяснили — а это значит, что в их конфликте «логическая сумма» всегда будет равна единице. И «логическое умножение» статуса Рыцаря на конфликт Дракона и Города тоже будет равен 1. Правильно?

При этом, если мы пропишем Городу роль обывателя, мы должны убрать из рассмотрения рефлексию. Что тогда останется?

Р * (Д + Г) = 3/8

Это плохой результат. Если Рыцарь пытается дружить с Драконом, с которым враждует его родной город, это объективно ухудшает ситуацию. Таким образом, обывательская логика будет пытаться поменять ситуацию на следующую:

(Р * Г) + Д = 5/8

Обывательский вектор в этой ситуации — требование, чтобы Рыцарь отказался от дружбы с Драконом; чтобы он вступил в борьбу с Драконом на стороне Города. [Ситуация абсолютно симметрична той, где Рыцарь выбирает сторону Дракона и воюет вместе с ним против Города; это тоже обывательское, негероическое поведение. Просто мы изначально постулировали, что Рыцарь не может разорвать отношения с собственным Городом.]

2. Рыцарь, Дракон и Город дружат между собой.

Этический статус Дракона и Рыцаря максимален; этический статус Города максимален, если город способен к рефлексии. В этом случае, общий статус ситуации — 1 (в противном случае — 7/8).

Таким образом, если Рыцарь сумеет помирить Дракона с Городом, он, как минимум, повысит этический статус Дракона. А если он при этом ещё добьётся от горожан рефлексии, этический статус Города, как целого, тоже вырастет, и общая ситуация не ухудшится.

Итак, сказка: город и дракон враждовали, но в городе нашёлся герой, который смог подружиться с драконом, и помирил горожан и дракона. Это сюжет Первой этической системы. См. мультфильм «Как приручить дракона».

Но подобное развитие событий встречается гораздо раньше: Кеннет Грэм, «Дракон-лежебока» (Reluctant Dragon, 1889).

То есть, wyradhe когда-то спрашивал (по итогам просмотра «Как приручить дракона»):

«Но в сюжете грехов тьма.
Начиная с того, что главгерой пожалел беспомощную и нейтрализованную фурию — не убил. Похвально. Она все равно спутана и беспомощна — зачем обязательно убивать?
После чего он ее еще и распутывает.
Он пророк? Он знает, что она после этого его не растерзает, после чего не спалит еще пару домов в деревне, убьет там еще кого, прихватит овечек и улетит восвояси?
У него есть какие-то основания так думать?
Никоим образом, наоборот.
И вот он ее еще и распутывает — и вот это уже злостный идиотизм.
И дальше он идет по нарастаюшей».

Потому что, с точки зрения теории рефлексивных игр Лефевра, предложение компромисса в этой ситуации — героическое поведение в рамках Первой этической системы. Которое, естественно, может привести к тому, что дракон-фурия съест главного героя, и всем от этого станет только хуже. Герой, не будучи пророком, принимает на себя этот риск. На то это и героическое поведение, а не обывательское. Надо было попробовать договориться с драконом, установить с ним контакт, потому что героический компромисс повышает этический статус субъекта в Первой этической системе. Это сюжет такой.

Сказка Второй этической системы

Конкретные примеры с Драконом, Рыцарем и Городом. В той истории, которую рассказывал Лефевр, было всего два элемента, и это была трагедия. Теперь у нас их три, и мы можем рассказать сказку.

И да, примем за факт, что и Рыцарь, и Дракон — это герои, способные к рефлексии и стремящиеся поступать правильным образом. Потому что Рыцарь — герой, по определению. А Дракон ему под стать.

Вторая этическая система:

1) (Рыцарь * Дракон) + Город

2) (Рыцарь + Город) * Дракон

Это два варианта, в которых Рыцарь и Дракон — враги. Так как это имеет смысл только во Второй этической системе, мы записываем это на языке Второй этической системы, где * — это конфликт.

1. Рыцарь воюет с Драконом, Город дружит и с Драконом, и с Рыцарем.

Рыцарь адекватно рефлексирует ситуацию, в которой он оказался:

Р (Р * Д) + Г

Этический статус Рыцаря — 6/8. Если Рыцарь неправ (0), а Город — прав (1), то Рыцарь в пролёте независимо от того, какой у них Дракон (1 или 0). 00+1 = 01 = 0.

С Драконом ситуация абсолютно симметричная.

С обывательской точки зрения, без рефлексии, всё не так уж плохо:

(Р * Д) + Г = 5/8

Можно сделать ещё лучше:

Р + Д + Г = 7/8

Если мы прописываем Городу обывательскую позицию, она будет состоять в том, чтобы пытаться помирить Дракона и Рыцаря. «Ну ребят, ну зачем вам ссориться, тут все свои, ну что вы не поделили?» Это обывательский вектор Второй этической системы.

2. Рыцарь в союзе с Городом воюет с Драконом.

Ситуация с точки зрения Рыцаря:

Р (Р + Г) * Д

Этический статус Рыцаря — 7/8. Иронично, что у Дракона он ещё выше. Рыцарь мог бы получить максимальный этический статус, если бы он объявил войну разом и Дракону, и Городу, поддерживающему Дракона (но это мы ему запретили).

Таким образом, сказка Второй этической системы звучит так: город и дракон дружили, но однажды появился герой, который бросил дракону вызов. Жители города попытались усидеть на двух стульях и помирить героя с драконом. Но герою удалось перетащить горожан на свою сторону, и они вместе выступили против дракона. (…Но для максимально высокого этического статуса, повторяю, герой должен был бы противопоставить себя и дракону, и горожанам, потому что это было бы предельное проявление жертвенного, героического конфликта.)