Что такое идиографический барьер

Культура, овладевшая гуманитарным знанием, оказывается в положении зрячего среди слепых. Но применять это знание и вытекающие из него социальные технологии можно для достижения разных целей. Конкретный путь развития определяется тем, в чьем именно распоряжении окажется гуманитарное знание».

***

«Объектом исследования физики является собственно природа, физический мир; «природа» психологии -— человеческая психика, природа социологии -— общество, природа экономики -— процессы производства и обмена. Принципиально важно для нас здесь следующее обстоятельство. Законы природы предполагаются простыми. Господь Бог, согласно известному афоризму Эйнштейна, изощрён, но не злонамерен. Математическое естествознание, таким образом, пригодно к изучению изощрённой, но не злонамеренной природы.

В этом и состоит принципиальное ограничение. Достаточно развитое общество именно злонамеренно. В слово «злонамеренно» мы не вкладываем здесь никакого этического смысла; имеется в виду некоторая специфическая гносеологическая характеристика. Попытаемся проиллюстрировать суть этой характеристики при помощи математической аналогии. (…)

Развитое общество именно таково -— оно сконструировано, причём с таким расчётом, чтобы противостоять попыткам нарушить его функционирование. При том в обществе, конечно, действуют и законы, аналогичные законам природы. Их можно сравнить с правилами шахматной игры. С правилами нельзя бороться, но по правилам можно играть и обыграть противника. Правила действуют одинаково для обоих игроков, но один из них выигрывает, а другой проигрывает.

Сложно представить себе полностью сконструированное общество; в самом деле, ни один политтехнолог не способен накормить тысячу голодных пятью хлебами. В то же время полностью «природное» общество если и существовало, то на заре цивилизации. Солон, дающий Афинам законы, уже занимается конструированием общества. Однако, естественно разделить общества на «скорее природные» и «скорее сконструированные». Первые могут изучаться математическим естествознанием, т.е., будучи применёнными к ним, социология и экономика дают приемлемые результаты. Вторые общества математическим естествознанием адекватно описаны быть не могут; оно способно давать только частные результаты очень ограниченной применимости. Назовём первые общества номотетическими, а вторые — идиографическими (как дань неокантианскому разделению наук на науки о природе и науки о духе).

Можно сказать, что и в номотетическом и в идиографическом обществе действуют одни и те же шахматные правила. Но в номотетическом ходы делаются случайно, и ход игры может изучаться статистическими естественнонаучными методами. В идиографическом же обществе ходы делаются осмысленно. Для стороннего наблюдателя это должно выглядеть как странная аккумуляция случайностей. Случайности вдруг начинают работать в одном направлении.

Огрубляя ситуацию, в развитии общества можно выделить момент перехода из первой категории во вторую. Назовём его идиографическим барьером. В принципе можно представить себе постепенное превращение общества из номотетического в идиографическое; однако, по-видимому, в большинстве случаев это происходит скачком.

Переход барьера наблюдаем, например, по следующей причине. Общество, только преодолевшее его, получает немедленно огромное преимущество над соседями. Оно становится в некотором смысле сверхцивилизацией, и демонстрирует удивительные свойства, выделяющие его среди окружающих его социальных организмов. Разумеется, не в интересах такого общества помогать соседям переходить барьер, кроме некоторых особых случаев, о которых мы скажем ниже.

Страницы: 1 2 3 4 5

Страницы ( 2 из 5 ): « Предыдущая1 2 345Следующая »