Этические системы

 (автор: gest)

 

В 2007 году я решил взять этические системы, о которых пишет Крылов, и посмотреть, как они сочетаются с менталитетами [по Переслегину].

Всего этических систем четыре — Крылов называет их Юг, Восток, Запад и Север.

Крылов подчёркивает — и это важно — что этическая система не сводится к культуре, но влияет на проявления этой культуры и по-разному реализуется в разных культурах (к менталитетам это тоже относится).

Этическая система формулируется по отношению человека к окружающим, и определяет его поведение, а также отношение к окружающему миру.
Затем Крылов вводит понятие «полюдья», примитивной, урезанной, искажённой и массовой версии этической системы.
Наконец, он говорит о четырёх базовых (отрицательных и отрицаемых) эмоциях — скуке (унынии), страхе, зависти, ненависти. Каждая этическая система в первую очередь защищает человека, разделяющего её ценности, от одной из этих негативных эмоций. Это ещё один параметр, по которому этические системы отличаются друг от друга.

1. Первая этическая система, Юг

Основной принцип: Я должен поступать с другими так, как другие поступают со мной.
Полюдье: Я должен поступать так, как другие.
Отрицательная эмоция: скука.

2. Вторая этическая система, Восток
Основной принцип: Я не должен делать другим того, что другие не делают мне.
Полюдье: Я не должен делать того, чего другие не делают.
Отрицательная эмоция: страх.

3. Третья этическая система, Запад

Основной принцип: Другие должны вести себя со мной так, как я веду себя с другими.
Полюдье: Другие должны вести себя так, как я.
Отрицательная эмоция: зависть.

4. Четвёртая этическая система, Север

Основной принцип: Другие не должны делать мне того, чего я не делаю им.
Полюдье: Другие не должны делать того, чего я не делаю.
Отрицательная эмоция: ненависть.

Из простых формул Крылов делает разные интересные выводы.
Он также выделяет нулевую этическую систему, внеэтическую — мне пофигу, что вы делаете (в том числе мне), а я буду делать, что хочу (в том числе с вами). Каким-то невероятным образом, он приписывает её евреям, хотя это абсолютно неадекватно и противоречит всему, что он пишет в других местах. (Если евреи всегда поддерживают своих против чужих, это уже не нулевая система; носителю нулевой этической системы, по условиям задачи, не знакомо чувство солидарности… короче, это просто бред.)

Крылов также пишет о паразитизме («вы мне делаете, а я вам в ответ не делаю») и насилии («я вам делаю то, что вы мне не делаете»).  Понятно, что такая система исключает альтруизм («святость», «прощение» и т.д.), вернее, толкует его, как аморальное поведение, и в этом Крылов логичен и последователен.

Легко заметить, что каждая из четырёх этических систем ищет тот или иной ответ на «дилемму узника».

Обычно эта задача формулируется так.
Два человека попадают в полицию. Их разводят в разные комнаты и предлагают сдать другого. Если оба отпираются, они садятся в тюрьму на небольшой срок. Если один молчит, а второй всё валит на него, то второй выходит на свободу, а первый получает большой срок. Если оба признались, то срок за преступление получают оба.
То есть с точки зрения общих интересов, им обоим выгодней держать рот на замке, отсидеть положенное и выйти. С точки зрения индивидуального интереса, надо топить соседа — но только при условии, если он, в свою очередь, будет тебя покрывать! А если он тоже рациональный эгоист, и, в свою очередь, уже сдал тебя? Но ещё обидней, если ты молчал, а другой воспользовался твоим благородством и всё на тебя повесил, выйдя на свободу за твой счёт.

Теперь представим, что игра состоит из нескольких подобных партий, и идёт на очки, то есть каждый раз нужно выбирать между условным альтруистическим вариантом, «малый, но общий выигрыш / проигрыш и большой выигрыш для противника», и условным эгоистическим, «большой выигрыш за счёт противника / проигрыш – но вместе с противником». Что лучше — гарантированный успех соперника, с шансом на взаимовыгодное сотрудничество, или его же гарантированный неуспех, но с возможностью сорвать джекпот, «если тот парень моргнёт первым»?

Учёные проводили целые чемпионаты между компьютерными программами, использующими те или иные стратегии, от элементарных до довольно сложных.

Но вернёмся к этическим системам:

1. По Крылову, культура и этическая система — это две разные вещи. У Японии и Китая этическая система одна, а культура разная. Культуру Крылов трактует, как иерархию ценностей. Естественно, в итоге он пришёл к классическому интельскому «а теперь давайте перемножим одно на другое»: «всего можно выделить сто двадцать возможных вариантов иерархии ценностей. Трудно сказать, все ли они реализуемы. Подобрать исторические примеры для многих вариантов, скорее всего, возможно«. Нас это не волнует. Я лично считаю, что культуру перемножать нельзя, это не формула. Просто запомним, что культура не равна этической системе, но именно культура влияет на то, как именно будет проявляться та или иная этическая система, и какие ценности будут на первом месте в данном социуме.

С точки зрения культуры, если сравнивать Китай и Японию, то Япония — более «аристократическая» страна, а Китай более «интельская».
Китай получает очки за философию, государственную идеологию и работы в области теоретической стратегии. (А разве идея назначать чиновников по результатом экзаменов на знание классической литературы не является сугубо интельской?) Даже китайский идеал «благородного мужа», если я правильно его понимаю, является не аристократическим, как это обычно бывает, а интельско-аристократическим.
Япония — это «нормальный» феодализм, когда главной ценностью является «превосходство». Здесь у нас аристократы, красивые мечи и легенды о воинском духе.

А США, например, в качестве основной этической системы использует Третью (т.е. Запад), в то время как американская «иерархия ценностей» сильно перекошена в сторону «буржуа». Это иногда смущает, но надо уметь отличать западные и, соответственно, «интельские» ценности от «буржуазных».

2. Видите, я заговорил о менталитетах? Это уже второй пункт. По Крылову, в каждом обществе можно найти людей, связанных с любой из базовых ценностей. «При этом большинство наиболее существенных признаков, разделяющих общество на так называемые «классы» или «страты», обычно связаны именно с господствующими ценностями«. То есть он имел в виду, что в каждом обществе есть свои ценности, и в зависимости от этих ценностей оцениваются люди и социальные группы. Но, по сути, он здесь ближе всего подошёл к теории менталитетов.

3. Опять же, по Крылову, в каждой этической системе есть зародыши всех остальных — «достаточно очевидно, что в любом обществе имеются все четыре разновидности полюдья, но преобладает, как правило, та, которая является вырождением соответствующей этической системы«. Логично, что есть и носители соответствующих ценностей и соответствующего полюдья. Опять же, помним, что у Крылова вполне возможна ситуация, когда у общества «смешанная» этическая система, как у нас, в России. Это логично, общество — штука сложная и неоднородная. (Здесь я уже писал об этом применительно к Северу.)

4. Последний пункт уже чисто мой. Этическая система — не менталитет [по Переслегину].  Этическая система по отношению к человеку является чем-то внешним, хотя и важным. Как и общество в целом, отдельный человек может (но не обязан) работать с несколькими этическими системами одновременно.