Стратагемы

(автор: gest)

Стратегическое мышление («9 изящных решений»)

(2015 год)

Речь пойдёт о книге, которая мне очень нравится. Она называется «Боевое искусство стратегии. Русский стиль. 9 изящных решений«, авторы Гришин и Емельянов. Да, я не раз уже упоминал эту книгу и её авторов, в том или ином контексте. С тех пор эта творческая группа впала в отстой, в общем, всё как обычно. Но книга всё равно хорошая. Она о стратегическом мышлении и о его базовых принципах. Причём авторы с самого начала честно пишут, что стратегическое мышление не является единственным возможным типом мышления, и оно не является лучшим из всех возможных. Просто для победы в конфликте, будь то война, деловая конкуренция или партия в го, необходима верная стратегия, а для выработки стратегии нужно соответствующее мышление. А стратегическое мышление как раз развивается сознательной игрой в го, но это уже само собой.

«Под стратегией и стратегическим авторы понимают деятельность по управлению материальными, интеллектуальными, человеческими и иными потоками определенной размерности. То есть стратегический – не значит «хороший», а не стратегический – не значит «плохой»».

В этой книге приводятся десять «изящных решений», вытекающих из девяти стратегических концепций:

1. Проясняй. (Прояснение.)

2. Смотри в оба; не определяйся без необходимости. (Альтернатива.)

3. Ищи скрытое. (Скрытые ресурсы.)

4. Не грузи; избегай избыточности, будь эффективным. (Избыточность/Эффективность.)

5. Разменивай. (Размен.)

6. Борись тонко и умно. (Косвенная борьба.)

7. Добивайся превосходства. (Превосходство.)

8. Будь вынужденным, таков путь мудрого. (Вынуждение.)

9. Сухим из воды. (Передгяга.)

При этом, мне очень нравится сама схема, но я не всегда согласен с конкретными примерами — в ряде случаев мне казалось, что иллюстрации к одной концепции могли бы, скорее, послужить иллюстрациями к другой. Впрочем, это неважно, переходим к самому списку.

1. Проясняй. (Прояснение.)

Ход, который делается, чтобы выяснить намерения противника и расклад сил. Провокация. Разведка боем. Когда Шерлок Холмс сымитировал пожар в квартире Ирэн Адлер, чтобы узнать, где она прячет компроментирующие письма, он применил стратагему прояснения.

«Повторим, что важная изюминка концепции прояснения — действовать там, где лежат интересы конкурента и играть в тех областях рынка, которые представляют для него ценность, оставляя другие области как бы «на потом». Пускай конкурент, если считает нужным, переоценивает свои приоритеты и переходит в те сегменты, которые он ранее котировал для себя как малоценные».

Сначала нужно определить, что представляет для противника настоящую ценность, а затем вступить в борьбу за раздел этой ценности. То, что противник и так готов нам отдать, можно оставить на потом. Задача разведки — вскрыть основные силы противника, а не увидеть то, что он хочет нам показать.

Как и все остальные концепции, прояснение представляет собой обоюдоострый меч. Чтобы узнать намерения противника, мы вынуждены сделать проясняющий ход. Мы получим новую информацию о противнике, но и он узнает, что мы им интересуемся. Контакт — это всегда взаимодействие.

«Это решение может быть связано с жертвой. Жертва может быть иногда необходима для проверочных действий. Любое действие – это вложение времени и ресурсов. Однако нужно быть готовым немедленно отказаться от дальнейших вложений на бесперспективных участках, следуя за рынком или противником. Следовать не означает подчиняться или попасть под контроль. Следовать, означает — сопровождать».

2. Смотри в оба; не определяйся без необходимости. (Альтернатива.)

Нужно всегда стремится расширять пространство решений своими ходами, и никогда не сужать его без острой необходимости. Когда мы пытается изменить ситуацию в свою пользу, разумно иметь в запасе несколько вариантов действий, и ресурсы надо задействовать так, чтобы они могли нам пригодится при любом развитии событий.

«Афоризм Мольтке «стратегия – это система выходов из положения»… Для случаев вторжения в чужую сферу влияния оптимально располагать тройной альтернативой. Только такой запас прочности позволяет избежать уязвимой позиции. Можно действовать и при наличии простой альтернативы (два варианта) и даже в отсутствии таковой (есть только один вариант). В этом случае необходимо точно просчитывать риски, которые неизбежны. Не стоит действовать там, где даже единственный вариант сомнителен. Конечно, можно рассчитывать и на ошибку конкурента, но это уже риск, а не изящное решение».

Если у нас есть возможность выбора между несколькими одинаково опасными для противника ходами, выгодно сохранять все имеющиеся варианты в качестве потенциальной возможности. Пытаясь выбрать между несколькими равнозначными альтернативами, мы нервничаем и сжигаем свой стратегический ресурс (т.е. ресурсы организма, которые тратятся при принятии важных решений, чисто физиологически). Пусть противник сам решает, какая из созданных нами угроз для него опаснее. Пусть он определяется. Одним словом, важно уметь удерживать своего рода «стратегическую суперпозицию».

Как говорил Сунь-Цзы, «Поэтому, если я покажу противнику какую-либо форму, а сам этой формы не буду иметь, я сохраню цельность, а противник разделится на части. Сохраняя цельность, я буду составлять единицу; разделившись на части, противник будет составлять десять. Тогда я своими десятью нападу на его единицу. Нас тогда будет много, а противника мало… Поэтому предел в придании своему войску формы — это достигнуть того, чтобы формы не было. Когда формы нет, даже глубоко проникший лазутчик не сможет что-либо подглядеть, даже мудрый не сможет о чем-либо судить«.

3. Ищи скрытое. (Скрытые ресурсы.)

Умение использовать скрытые, то есть неочевидные ресурсы — слабости, которые содержит в себе сам противник и его структура. Наш агент у него в штабе, «свой» человек в чужой организации — это скрытый ресурс.

«Если игрок не видит скрытых ресурсов, то он может попросту потерять их в результате своих «грубых» действий… Скрытые ресурсы на «чужой» рыночной территории необходимо выявлять и беречь, не “засвечивая” их конкуренту. Дабы он сам не ликвидировал их в своем лагере. В своей же позиции скрытые угрозы необходимо своевременно выявлять… Есть области деятельности, в которые можно проникнуть, используя только скрытые ресурсы. Изящным решением является в этом случае инвестировать в такие скрытые ресурсы, образуя их на чужой территории».

«Камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла» (Мф. 21:42) — это про скрытые ресурсы.

Скрытые ресурсы нужно уметь находить, их надо по возможности создавать и подпитывать. Инвестиции в скрытые ресурсы — это инвестиция в будущее. С другой стороны, способность видеть скрытое в структуре противника позволяет находить аналогичные слабости в собственной структуре и нейтрализовывать их. Если один из их людей работает на нас, то вполне возможно, что один из наших людей работает на них. Как в культовом гонконгском фильме «Двойная рокировка» и в его американском римейке «Отступники».

4. Не грузи; избегай избыточности, будь эффективным. (Избыточность/Эффективность.)

«Изящное решение в том, чтобы “разгружать” своих и “грузить” конкурентов. Руководитель, который изнуряет своих партнеров или подчиненных многочасовыми “разговорами” наносит огромный вред своему делу.

Суть концепции в поиске способов, как избежать избыточности в своих действиях, вложениях, затратах. Разгружай склады, переговоры, компьютеры, а также свой рабочий стол».

Речь идёт о сложной и многоуровневой концепции, которую можно раскручивать с разных сторон, так что тут будет много цитат. Во-первых, речь тут идёт о принципе «лучше меньше, да лучше»:

«Непрофессионалы говорят себе и другим: «Лучше больше, чем меньше». Профессионалы прикрываются словом перестраховка. А что говорят по этому поводу
люди действия? Не грузи себя и других – говорят они».

Во-вторых, тут рассматривается разница между правильным ответом на действия противника, и эффективным, точным ответом. Правильный ответ — это ответ, вытекающий из правил игры и логики игры. Эффективный ответ по определению правилен, но не каждый правильный ответ эффективен. Например, перестраховка, дублирование, резервирование мощностей и ресурсов — это правильная политика. Но она не всегда эффективна.

«Дублирование функций используется в сложных системах, машинах и программах. Подобные дополнительные затраты оправдывают себя в этих специальных областях. Но можно ли постоянно руководствоваться таким подходом в организации бизнеса, в своих делах? Не происходит ли потери эффективности из-за отказа от разумной экономии сил и средств? Средств, которые и так ограничены? А в современном мире потеря эффективности – не что иное, как отставание от конкурентов».

Задача заключается в том, чтобы избегать избыточности и ненужных потерь — и, в тоже время, стремится к предельной эффективности своих действий, даже если это грозит дополнительными рисками. Это близко к американской концепции Economy of force («Экономия сил») — одному из девяти базовых принципов американского военного искусства, который гласит, что чтобы иметь возможность создать подавляющее превосходство в решающей точке, командующий должен для выполнения всех остальных задач задействовать минимально-достаточные силы. Минимальные, но достаточные. В идеале, в ходе проведения операции, все имеющиеся силы должны работать на достижение поставленных целей, никто не должен оставаться незадействованным.

«Если у игрока есть излишки ресурсов, то он, конечно, может действовать неэффективно, но зато сверхнадежно. И тогда такая политика оправдана. Есть даже стратагема, описывающая такую ситуацию: «Богатый не ищет ссор». Однако в условиях отсутствия излишков, избыточность действий на одном локальном участке в ущерб другим участкам – это прямая потеря эффективности. Результатом такой политики станет отставание в развитии…

“Запас карман тянет”, говоря другим языком… [Отказ от избычности] позволяет высвободить дополнительные ресурсы для адресных «сверхэффективных» вложений. Этот подход похож на лечение иглоукалыванием, когда воздействие на организм носит в прямом смысле точечный и адресный характер».

В системах вооружений это будет соответствовать использованию управляемого высокоточного оружия, и прочего военного хай-тека, как противоположности стрельбы по площадям. И это всё тот же бессмертный суворовский принцип, который гласит, что побеждать надо не числом, а умением. Что, в свою очередь, требует минимизации потерь.

«Там, где цена каждого «выстрела» очень высока, возникает потребность в бережливости и сверхэффективности

И-Го [игра в го] воспитывает в человеке подобное мастерство. Это качество позволяет добиваться очень высоких показателей эффективности и работать со сложными, сверхэффективными технологиями и моделями. Примером из другой области могут служить цифровые высокоточные станки, которые требуют рабочих с высшим образованием, способных управляться со сложной техникой».

Естественно, если технологии не работают в полную силу, они сами по себе становятся олицетворением избыточности. Стрелять из пушек по воробьям, безусловно, избыточно. Как гласит процитированная авторами китайская пословица, тигра не посылают ловить мышей. Тем не менее, если количество — это качество само по себе, то тогда качественное превосходство — это качество в квадрате. В другом разделе этой книги авторы приводят следующую притчу:

«В китайских боевых искусствах (или в гонконгских романах про боевые искусства — Г.Н.) есть притча про лучника, который выпускает стрелы. И убивает орла. Мастер говорит ему: одна стрела – один орел. Ничего, — отвечает лучник, – я выпустил три, и попал. Ты убил только орла, — отвечает Мастер. И не проявил искусство. Ну и что? Как что, отвечает Мастер. Сердца людей принадлежат только тому, кто попадает в сердце. Ты целился только в орла, а это недостаточно. Более того, другие скажут о тебе, что на самом деле ты выпустил не три стрелы, а двадцать. Три – это двадцать».

Представим себе бойца специального антитеррористического отряда, который участвует в зачистке большого здания. Он должен двигаться быстро, не делая ни одного лишнего движения, и при этом полностью контролировать обстановку и тщательно проверять каждое следующее помещение. Если он натолкнётся на противника, он должен уничтожить его в ходе огневого контакта, затратив минимальное количество времени и минимальное количество боеприпасов, достаточное для того, чтобы полностью нейтрализовать угрозу. Этот боец эффективен, потому что значительные ресурсы были вложены в его снаряжение и подготовку.

«Если удар не разрушает, то усиливает – гласит принцип боевых искусств. (Один удар в идеале должен выводить из строя одного противника. Избегая избыточного воздействия на врага, боец экономит силы и время. Более того, второй удар противник может и не дать выполнить.)»

А это, в свою очередь, означает, что если противник не способен работать с категориями избыточности/эффективности, его можно спровоцировать на чрезмерную концентрацию сил на том или ином направлении, которая заставит его нести убытки, и, в конечном счёте, ослабит. «Удар, который не разрушает, усиливает», а избыточное усиление, наоборот, ослабляет, поэтому точно расчитанными уколами можно достичь очень многого.

«Избыточность может быть использована, как «незаметное» оружие против конкурента. Если действия конкурента избыточны, то он теряет эффективность, а значит скорость развития. Часто именно такое косвенное воздействие приносит больше пользы, чем прямое, «лобовое» противостояние».

Но косвенное воздействие, как таковое, это уже другая стратагема.

В конечном счёте, можно сказать, что в этом разделе идёт речь о работе с темпом, на всех уровнях. «Умение» — это запасённый темп, во всех смыслах слова, от тактической и оперативной манёвренности, до темпов технического развития и перевооружения, опережения противника в области военной мысли. Мы разгружаем себя, чтобы двигаться быстрее. Небольшие силы гибче и подвижнее больших. Экономия сил позволяет выигрывать в темпе, за счёт возможности использовать сэкономленные силы где-нибудь ещё.

5. Разменивай. (Размен.)

Это стратагема учит нас работать с распределением вершков и корешков. Игру в го можно представить, как раздел одного общего пирога двумя участниками. Каждый по очереди отрезает себе по кусочку. Вся тонкость в том, чтобы забрать себе лучший кусок. А для этого нужно уметь определять сравнительную стоимость вершков и корешков в каждом конкретном случае.

«Концепция разменов основана на следующем принципе: «Отдать, чтобы получить», или еще более жестко: «Хочешь? Уже твоё!» Последний стратегический принцип, пожалуй, относится к разряду сильнейших жизненных стратагем».

Война и конкурентная борьба — это всегда размен, всегда обмен, всегда преобразование одних позиций в другие. Какие пункты нужно удерживать любой ценой, а какие можно отдать противнику? И, главное, что при этом можно будет получить взамен? Сколько стоит информация? Сколько можно получить, если продать свой бизнес? В какое новое дело можно будет вложить эти средства?

«На хорошем обмене можно получить действительно много. Особенно обмен становится актуален, когда отстаешь от конкурента. Где можно опередить, как не на повороте? Всё, что связано с разменами – это территория опыта, чутья и интуиции. Даже — удачи. Обычно реальная стоимость активов не может быть точно определена, так как существует масса побочных факторов: политических, экономических, социальных, экологических, культурных. Учесть все просто невозможно!…

Искусство обмена может победить искусство сухого расчета. Даже очень точного. Человеческую психологию никто не в силах отменить. Поэтому тому, кто изучает стратегическую концепцию разменов и использует её в своем бизнесе, многое удается. (…) Как определять, выгоден размен или нет? Использовать математические модели, полагаться на «здравый смысл», интуицию, опыт? Как выбирать с выгодой?»

Мой любимый пример, я его как-то уже цитировал:

«Один из авторов книги, проводя семинар, обратился к аудитории: «Вас отправляют в Китай, а затем шеф неожиданно звонит и просит вас купить подлинный свиток с необходимой компании каллиграфией. У вас есть день, чтобы на антикварном рынке подобрать достойный свиток. Как вы будете определять: подлинный он или подделка? За какую цену будете покупать? Как будете торговаться?». Этот неожиданный пример смутил слушателей курса. В ответ топ-менеджеры корпорации, которая являлась заказчиком семинара, смогли предложить лишь обратиться к эксперту. «Нет эксперта, вам выбирать, что тогда?» — «Тогда не знаем, что делать», — ответили слушатели. Покупать чужой опыт, то есть экспертов – это неплохое решение. Главное здесь – не ошибиться в выборе эксперта! Так что выбирать придется в любом случае».

Чтобы приобрести что-то нужное, нужно отдать что-нибудь ненужное. А чтобы что-то ненужное продать, надо что-то ненужное купить, как учил нас кот Матроскин. Итак, тут идёт речь о преобразовании одних ресурсов в другие, и об умении отдавать противнику то, на что он претендует, но с выгодой для себя. Инь перетекает в Ян, Ян перетекает в Инь.

«Стратегическая концепция описывает видимые (осязаемые) и невидимые (неосязаемые) активы. Авторы называют их владением и влиянием. Искусство размена состоит в том, чтобы конвертировать одно в другое, получая каждый раз прирост капитала».

6. Борись тонко и умно. (Косвенная борьба.)

Здесь будет всеми любимая стратегия непрямых действий. Умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт. Принцип непрямых действий и косвенной борьбы — это механика стратегии. Чтобы с минимальными усилиями сдвинуть с места тяжёлый предмет, нужна точка опоры и длинный рычаг.

«Идея косвенной борьбы в том, чтобы переключить противника с точно выбранного им сокрушающего прямого действия на другой участок, вскрытый как слабый для этого противника. В этом случае противник должен будет перестроить свои силы, чтобы поддержать и первоначальное действие и то, которое ему предлагается в качестве альтернативы. Добившись от противника подобной перестройки сил, можно, улучив правильный момент, вернуться туда, откуда пришлось переключаться. Вернуться, но уже с новыми силами или возможностями».

Чем меньше будет затраченное усилие, тем лучше.

«Высший идеал сверхэффективной деятельности – недеяние. Недеяние не означает бездействия. Речь идет об особой форме действия, при которой не происходит видимых затрат сил и средств».

Концепция непрямого воздействия неразрывно связана с концепцией прямого воздействия:

«Пример прямого действия – преодоление препятствия увеличением скорости. Разбить кирпич, разрубить Гордиев узел. Пример косвенного действия – замедление скорости и объезд препятствия, маневрирование. Японские бизнесмены, используя идею маневра, руководствуются поговоркой: «Отстаешь? Иди в обход!»… Идею косвенного или непрямого действия довольно точно выражает формула: «Побеждай, уступая»».

Стратегия, как искусство бороться тонко и умно, заключается в умении сочетать прямое и непрямое действие в правильных пропорциях, вовремя переключаться между ними. Как говорил Сунь-Цзы, «то, что делает армию при встрече с противником непобедимой, это правильный бой и маневр… Вообще в бою схватываются с противником правильным боем, побеждают же маневром. Поэтому тот, кто хорошо пускает в ход маневр, безграничен подобно небу и земле, неисчерпаем подобно Хуан-хэ и Янцзы-цзяну«.

«Наибольшая эффективность достигается сочетанием прямого и косвенного, тогда как только прямое, или только косвенное могут привести к однобокости стратегии, а значит к её уязвимости… Косвенная борьба позволяет делать «невозможное»… [Но] косвенное действие – не панацея. В чем недостаток этого подхода? Он требует высокого и гибкого ума, а также больше времени на планирование операции…

Прямое или непрямое действие бессильно перед тем, кто владеет одновременно и прямым, и косвенным действием. Суть стратегии в том, чтобы выбирать между разными возможностями ту, которая даст наибольший эффект в конкретной ситуации».

7. Добивайся превосходства. (Превосходство.)

Тут всё просто. Эта стратагема учит нас работать с превосходством, работать в условиях превосходства, и заставлять собственное превосходство работать на нас. Как вовремя распознать свои сильные стороны? Как правильно сохранять достигнутое превосходство? Как наиболее эффективно использовать те преимущества, которые оно даёт? Как превратить локальное преимущество в стратегическое? Наша мощь — это гора, а гора не должна родить мышь. Казалось бы, если сила у нас уже есть, то ума больше не надо. На самом деле, тут-то и необходимо задействовать ум. Любые ресурсы можно бездарно растратить, а можно с выгодой вложить в собственное развитие, в управление будущим, в более эффективную организацию своей деятельности.

«Важно найти, в чем вы превосходите своих конкурентов. Ищите не только среди явных, но и среди неявных активов, таких как: воздействие, решимость, воля, влияние, сила, любой скрытый потенциал. Выяснив свое превосходство – добивайтесь с его помощью конкурентного преимущества.

С помощью превосходства можно получать дополнительное время, а это один из самых важных ресурсов. Время может быть использовано для организации проектов и начинаний на других, смежных или несмежных участках деятельности. То есть, речь идет о производной, в которой капитал переходит в освобожденное время, а новое время может перейти в еще больший капитал.

Превосходство предполагает долгосрочную реализацию, то есть постепенное воплощение в капитале. Быстро, «за один шаг» превосходство не может быть реализовано эффективно. Долгосрочность привносит риск и сложность, то есть требует дополнительных инвестиций. В первую очередь — интеллектуального капитала в разработку и реализацию стратегии. Примером успешного использования стратегической концепции превосходства могут служить экономики Японии (передовые технологии) и Китая (включенное в производство население)».

8. Будь вынужденным, таков путь мудрого. (Вынуждение.)

Пусть противник сам вынудит нас сделать ход, который нам выгоден — мы заставим его действовать так, чтобы он заставил нас реагировать. Это умение достигать своих целей, двигаясь в русле естественного развития событий.

«Великая Желтая Река научила китайцев важному различению. Именно китайской кисти принадлежит мысль — двигаться вместе с потоком. В задачу стратега входит управление лодкой, ибо поток ему уже принадлежит!»

Это подобно тому, как в боевых искусствах боец может использовать силу и скорость противника, чтобы занять необходимую позицию для броска. Противник сам организует своё падение, а бойцу приходится помочь ему упасть, потому что такова сложившаяся конфигурация их тел.

«В процессе развития любой структуры в ней накапливаются те или иные слабости. Суть стратегической концепции вынуждения в том, чтобы играть этими слабостями и получать дополнительное развитие, вынуждая себя или соперника их защищать…

Вообще США активно используют стратегическую концепцию вынуждения в своих интересах…»

1941 год. С точки зрения Японии, из-за экономического и политического давления со стороны США, японцы были вынуждены напасть на Пёрл-Харбор. Но после Пёрл-Харбора американцы были вынуждены объявить войну Японии. А Германия, как союзник Японии, была вынуждена объявить войну США. Но именно это-то и было нужно руководству США, чтобы вмешаться в европейскую войну и принять участие в послевоенном разделе мира в положении державы #1.

Вспомним афганскую войну. Апологеты СССР любят говорить о том, что СССР был вынужден ввести войска в Афганистан в 1979 году. Американцы заставили советское руководство пойти на этот шаг, и так далее. Но после советской оккупации Афганистана США были вынуждены покончить с политикой разрядки, увеличить военный бюджет, ввести эмбарго против поставок в СССР высокотехнологичного оборудования и начать настоящую войну против советской экономики и советского влияния в Восточной Европе. Иными словами, США уговорили СССР выдать США карт-бланш на политику, направленную на ослабление самого Советского Союза.

«Стратегия спровоцированного вынуждения применяется, когда мы вынуждаем противника «заставить» нас сделать то или иное выгодное нам действие».

Итак, вынуждение позволяет нам управлять действиями противника; оно так же учит нас следовать навязанному курсу в тех случаях, когда нам это выгодно. С другой стороны, опыт использования данной стратагемы позволяет нам вовремя распознать попытку применить её против нас самих. Тот, кто не понимает принципа вынуждения, рано или поздно окажется в ситуации, когда его вынудят действовать против собственных интересов.

9. Сухим из воды. (Передгяга.)

Последний из принципов описывает действия в критической ситуации, которая может грозить поражением и гибелью, в условиях недостатка сил, которые могли бы позволить переломить ситуацию в свою пользу. Такая ситуация описывается русской поговоркой «не до жиру, быть бы живу». В этом смысле, передряга включает в себя все восемь предыдущих стратагем: любой стратегический приём или сочетание приёмов хороши, если они позволяют нащупать выход из кризиса. Если реальность не на твоей стороне, попробуй подпереть её иллюзией.

«Эту стратагему можно назвать блефом. Однако идея стратегической концепции передряги глубже, чем просто блеф. Концепция строится на точном расчете, включающем, конечно, и психологию соперника».

Но главное, передряга учит нас осознанию, что критические ситуации случаются, и что они могут случиться с нами. Худший из кризисов — это кризис, который мы не успеваем осознать.

«Трудно не только выпутаться из передряги. Трудно понять, что ты в передряге

Главная задача, которая решается этой стратегической концепцией – не потерять себя. То есть, речь идет не о максимизации прибыли, а о минимизации потерь…

Выход из передряги почти всегда связан с потерями, с жертвой. При этом не может быть и речи о захвате или удержании какой-то территории».

Это не та ситуация, когда у нас есть прямой путь к победе. И не та ситуация, когда мы можем преумножить или хотя бы сохранить имеющиеся у нас активы. Это момент, когда смерть дышит нам в затылок, а мы пытаемся её перехитрить. Но если победа невозможна, задача стратега — проиграть с минимальными потерями, и спасти то, что можно спасти. И ещё раз:

«Стратегическая концепция передряги — одна из самых сложных. Она предлагает способы разрешения изначально неблагоприятных ситуаций. Её применение основано на использовании сразу нескольких стратегических концепций в связке.

Выход из передряги основной целью предполагает сохранение себя. То есть, речь идет не о максимизации эффективности, как это было в предыдущих концепциях, а о минимизации потерь. Высшим проявлением этой концепции является искусство поражения«.

И так как я, это я, а вы меня знаете (надеюсь, не забыли ещё), то я сейчас буду признаваться в любви к этой схеме.

Во-первых, она восхитительно симметрична. Девять принципов образуют матрицу 3×3:

9 стратагем

Она подобна древнейшему известному магическому квадрату из девяти ячеек, где в центре находится пятёрка, вокруг которой крутятся все остальные цифры.

Так и тут.

В центре находится «Размен», потому что это центральная ось стратегии. Ему не нужна пара, потому что он образует пару сам с собой — покупка и продажа, наступление и отступление, явное и скрытое, владение и влияние.

Все остальные элементы образуют пару со своей противоположностью (1-9, 2-8, 3-7, 4-6), потому что принципы стратегии всегда диалектичны.

1. «Прояснение» и «Передряга». «Прояснение» учит нас аккуратно входить на вражескую территорию. «Передряга» объясняет, как оттуда с мясом выламываться.

2. «Альтернатива» и «Вынуждение». «Альтернатива» учит нас расширять пространство решений и не сокращать его (не определяться без необходимости). «Вынуждение» учит нас сокращать пространство решений для себя и для противника, чтобы оставить себе только выигрышные ходы, а противника загнать в фатальную воронку, ведущую к поражению.

3. «Скрытые ресурсы» и «Превосходство». «Скрытые ресурсы» учат нас работать с неочевидными слабостями, когда мы ищем их у врага. «Превосходство» учит нас работать с явным превосходством, когда оно у нас есть.

4. «Эффективность» и «Непрямые действия». «Эффективность» учит нас наносить точные, вымеренные, сокрушительные удары (потому что «удар, который не сокрушает, усиливает»). Как пишут авторы, «прямое действие должно быть быстрым, сокрушающим и решающим проблему«, но не избыточным. Это искусство снайперской стрельбы, опережения противника с выхватыванием меча, обезглавливание вражеской армии одним ударом. «Непрямые действия» учат нас использовать косвенную борьбу, недеяние, тщательное планирование, окружные манёвры. Если мы не можем опередить противника, мы должны замедлиться, чтобы сбить его с ритма. Воздействовать на противника надо не там, где он силён, а там, где он слаб.

Но это ещё не всё.

1) Если взять горизонтали, то у нас получатся три тройки, описывающие три фазы операции.

а) Какие стратагемы лучше всего описывают начало операции? «Прояснение», «Альтернативы», «Скрытые ресурсы». Мы ведём разведку, мы провоцируем врага, чтобы обнаружить расположение его сил и угадать его намерения. Мы пытаемся угрожать нескольким пунктам одновременно, мы создаём ветвящийся план действий, мы готовимся к разным возможным вариантам развития событий. Мы активируем свои скрытые ресурсы, начинаем играть на слабых местах противника, которые он не успел распознать и укрепить.

б) Когда операция находится в самом разгаре, в ход идут «Эффективность», «Размен», «Непрямые действия». Мы пытаемся минимизировать потери и повысить точность и эффективность своих действий. Мы отдаём, чтобы получить, размениваем позицию на позицию, время на территорию. Если борьба на основном направлении зашла в тупик, мы пытаемся зайти врагу во фланг, перехитрить его. Для достижения своих целей мы применяем и правильный бой, и косвенную борьбу.

в) Наконец, операция входит в завершающую стадию. И тут уже всё зависит от того, с каким результатом мы к ней подошли. «Превосходство». Нам удалось добиться превосходства над противником, теперь наша задача собрать максимальные дивиденды в этой выигрышной ситуации. «Вынуждение». Ситуация неопределена. И нам, и противнику придётся делать вынужденные ходы, направленные на сворачивание операции. Задача — в ходе естественного развития событий подготовить себе более выгодную позицию для следующего раунда. «Передряга». Всё пошло не по плану, ситуация критическая, над нами нависла угроза разгрома. Надо идти на неизбежные жертвы и выкручиваться из сложившегося положения.

2) Если взять вертикали, то у нас получатся советы для сильных, советы для борьбы с равным противником, советы для слабых.

а) Если мы сильнейшая сторона конфликта, то наши стратагемы — это «Прояснение», «Эффективность», «Превосходство».

«Прояснение» — мы богаче, мы сильнее, мы можем позволить себе потратить дополнительные ресурсы и время на то, чтобы собрать как можно более полную информацию о противнике и его планах. «Эффективность» — наша сила ещё не даёт нам права напрасно тратить ресурсы. Наоборот, мы можем вложиться в более эффективное их использование, в повышение КПД, в точечные удары сокрушительные удары, нанесённые по уязвимым точкам вражеской организации (которые мы выявили благодаря «Прояснению»). Наконец, мы играем от «Превосходства», по той простой причине, что оно у нас есть. И когда мы победим, нам нужно будет получить от этой победы максимальную выгоду, иначе зачем это всё?

б) Если мы имеем дело с равным противником, то наши стратагемы — это «Альтернативы», «Размен», «Вынуждение».

«Альтернативы» — в этой ситуации любой может свалиться в фатальную воронку, поэтому нам выгодно расширять пространство решений — «и за себя, и за того парня». Пока ситуация неопределена, у нас остаются хорошие шансы на благоприятный исход. «Размен» — с равным противником можно только торговаться. «Если оба игрока не допустят ни одной ошибки, то поле будет разделено поровну. Однако всем людям свойственно ошибаться«. Как писал Переслегин, равные позиции преобразуются в равные, но преобразовывать их, тем не менее, выгодно. «Вынуждение» — в этой ситуации, у нас нет подавляющего превосходства, поэтому стоит попросить противника нам помочь. А мы уже поможем ему помочь нам.

в) Если нам предстоит столкнуться с сильнейшим противником, то наши стратагемы — это «Скрытые ресурсы», «Непрямые действия», «Передряга».

Во-первых, конечно, «Скрытые ресурсы». Надо проверить, так ли силён наш враг. Возможно, он не более чем бумажный тигр? Возможно, у него есть фатальная слабость в тылу, и стоит нам надавить посильнее, как этот колосс на глиняных ногах развалиться?

…Если это не сработало, то «Непрямые действия». Надо попробовать провести фланговую атаку. Создать для противника серьёзную проблему где-нибудь в другом месте, чтобы заставить его рассредоточить свои силы и ослабить давление на нас.

…Если это не сработало, то нам противостоит действительно сильный враг, а у нас нет очевидных способов с ним справится. Тогда «Передряга». Нам нужно спасаться. Отступать. Выбираться из этой ловушки, прежде чем она захлопнулась. Наконец, подумать о том, как нам правильно организовать собственное поражение и пережить его, если избежать этого уже не удаётся.

Но и это ещё не всё.

«9 изящных решений», умножение сущностей

Есть в Америке такой персонаж — Уильям Линд, идейный консерватор и один из проповедников концепции «манёвренной войны» (1, 2). Он однажды придумал следующую схему, демонстрирующую уровни взаимодействия:

Уильям Линд

Каждый конфликт развивается на тактическом, оперативном и стратегическом уровне; и, одновременно, на физическом, интеллектуальном и моральном уровне.

Each of the grid’s nine boxes represents a question: how will what we are considering work—for us or against us?—with respect to these levels. A higher level trumps a lower. That means the box in the lower right corner, strategic/moral, is the most powerful, and the upper left box, tactical/physical, is the weakest.

«Каждой ячейке соответствует вопрос: как подействует то, что мы собираемся сделать — будет ли это работать на нас или против нас, — с точки зрения того или иного уровня? Более высокий уровень бьёт более низкий. Это означает, что клетка в нижнем правом углу, стратегически-моральная, является самой сильной, а верхняя левая, тактико-физическая, является самой слабой».

Изначально, я хотел этим проиллюстрировать следующую мысль. В российских схемах, которые всё объясняют, очень часто встречается принцип «камень-ножницы-бумага». Я мог бы привести примеры, но, думаю, вы поверите мне на слово, или даже сами их вспомните. Мы любим принцип «камень-ножницы-бумага», в том числе, в приложении к теориям развития. A проигрывает B, потому что B сложнее, чем A; C выигрывает у B, потому что C сложнее, чем B; но при этом, C настолько усложнилось, что уже проигрывает простому, как валенок A. Мы помним о революции 1917 года, мы знаем, что тупое, жестокое и дикое может победить высокое и сложное.

У американцев я такого не вижу. Мне кажется, им больше свойственна идея, что нечто более продвинутое или более высокое является по умолчанию более эффективным по отношению ко всем предыдущим уровням. Вот как у Линда — более высокий уровень всегда побеждает более низкий, стратегия всегда сильнее тактики, а моральный уровень всегда сильнее физического.

Но теперь мне хочется включить типичного Геста, и сделать то, что Гест делает лучше всех, а именно, перемножить кратные сущности между собой. Ну да, тема всё ещё «9 изящных решений», матрица 3×3, вы понимаете, о чём я.

И надо сказать, тут всё довольно просто. Обе оси («тактика — стратегия» и «физический-моральный») обозначают переход от более «плотных» аспектов к более тонким. Аналогичную картину мы можем увидеть и в 9 стратагемах, раскиданных по девяти ячейкам таблицы. Очевидным образом, строка, в которой есть «Превосходство» и «Вынуждение», является наиболее плотной, а колонка, в которой есть «Скрытые ресурсы» и «Непрямые действия» (принцип, требующий «бороться тонко и умно») — наиболее тонкой. Таким образом, самая «плотная» стратагема — это «Превосходство», самая «тонкая» — «Скрытые ресурсы». Что логично. Остальное у меня сложилось таким образом:

9 стратагем + Уильям Линд

Тактика:

1) Тактика на физическом уровне — это «Превосходство». Самая очевидная концепция тактики: создание подавляющего превосходства в нужной точке, в нужный момент.

2) Тактика на интеллектуальном уровне — это «Эффективность». Минимизация потерь, экономия сил, стремительные, сверхэффективные действия, воздействие на уязвимые точки вражеской системы.

3) Тактика на моральном уровне — это «Прояснение». С точки зрения этого уровня, тактика, как самостоятельное явление, не существует. Конкретных стычек с противником лучше вообще избегать. Если обмен ударами неизбежен, их надо использовать для получения как можно более полной информации о противнике, которая затем будет использоваться на других уровнях взаимодействия.

Оперативное искусство:

1) Оперативное искусство на физическом уровне — это «Вынуждение». На физическом уровне оперативное искусство заключается в том, чтобы взять грузовик с кирпичами, разогнать его до максимальной скорости, и протаранить им вражескую оборону. А дальше оно само. Операция должна быть распланированна так, чтобы все возможные ответные ходы противника работали в нашу пользу, чтобы его оборонительные позиции сами сформировали правильную конфигурацию нашей наступательной группировки, чтобы продвижение наших сил естественным образом шло по линиям наименьшего сопротивления. На физическом уровне мы пытаемся создать «воронку», которая сведёт всё пространство решений к единственной стрелочке на карте, ведущей к нашей победе.

2) Оперативное искусство на интеллектуальном уровне — это «Размен». Это основа оперативного искусства — преобразование одних ресурсов в другие, и сочетание обороны или отступления на одних участках с наступлением на других. Это способность работать с концепциями владения (контроля за территорией) и влияния (с тем, что Переслегин называл «оперативной тенью»), и способность вычислять их настоящую цену в каждый конкретный момент: с точки зрения приобретения ресурсов, с точки зрения повышения связности позиции, и так далее.

3) Оперативное искусство на моральном уровне — это «Альтернатива». Расширение пространства решений, отказ от сужения пространства решений. Сохранение свободы действий, то есть возможности быстро перейти от наступления к обороне, от одного направления главного удара к другому. Пусть противник думает.

Стратегия:

1) Стратегия на физическом уровне — это «Передряга». Вообще-то, физический уровень стратегии чужд, она обычно работает с более тонкими аспектами. Когда мы решили проблему на уровне стратегии, на физическом уровне нам остаётся только закрепить достигнутый успех при помощи оперативного искусства и тактики. Но если мы в заднице, то тут уже без стратегии не обойтись. Тогда, и только тогда нам придётся использовать стратегию на самом что ни на есть физическом уровне. Чтобы, повторюсь, выпутаться из сложившейся негативной ситуации.

2) Стратегия на интеллектуальном уровне — это «Непрямые действия» и косвенная борьба, тут всё очевидно.

3) Стратегия на моральном уровне — это «Скрытые ресурсы». Истинная суть стратегии — способность видеть невидимое, способность опознать будущее до того, как оно проявит себя. Слабые станут сильными, сильные окажутся слабыми. Способность разглядеть, найти скрытые ресурсы как в отдельных людях, так и в целых цивилизациях, — это то, что составляет моральный аспект стратегии. Как говорил Гэндальф Фродо, «а ты уверен, что Горлум бесполезен?»

 

Китайские стратагемы

(2016 год)

Дело в том, что из древнекитайской мудрости эта — самая новая, века так двадцатого, и анонимная, не привязанная ни к чьему имени. Эта концепция буквально самозародилась из исторической китайской фразы, ставшей крылатым выражением: «в мире существует тридцать шесть хитрых приёмов, а нам сейчас поможет только последний из них — бегство». При этом, «тридцать шесть» — это условное число, как «семь бед, один ответ» или «тридцать три несчастья».

Но фраза прозвучало, а значит, 36 стратагем должны были появиться на свет. И последняя из них, 36-я, конечно же, рекомендует спасаться бегством.

[36 стратагем традиционно делятся на шесть категорий: действия в условиях собственного превосходства, действия в схватке с равным противником, действия при атаке, действия в условиях хаоса, действия в условиях борьбы за территорию и действия в безнадёжной ситуации. Нюансы значений разнятся в разных переводах. Обо всём об этом можно прочитать в Википедии и не только в Википедии.]

***

Стратагемы настолько хороши, что их можно в школе преподавать. Здесь всё, что любит наше преподавание. «Ум в порядок приводит», зубрёжка — и при том, запомнить 36 уникальных позиций можно только за счёт выработки каких-то мнемонических приёмов, через понимание и раскладывание концепций по полочкам субъективных ментальных конструкций. Я вот выучил 22 Аркана Таро, но стратагемы мне пока ещё не даются. И потом, стратагемы — это ключ к системному изучению как истории, так и литературы. Что представляет собой соль сюжета, исторического или литературного? Конфликт между людьми. А на каком языке можно формально описать конфликт между людьми? На языке стратегии, то есть приёмов, которые стороны используют для достижения своих целей.

***

На самом деле, я знаю, почему мне нравятся стратагемы. Был такой рассказ Генри Каттнера, «Привет от автора» (Compliments of the Author), про волшебную книгу, страницы которой были покрыты туманными и непонятными афоризмами. Если автор книги попадал в критическую ситуацию, книга высвечивала номер нужной страницы, и загадочный совет в контексте текущей обстановки превращался в ёмкую и интуитивно понятную инструкцию. И это был сборник стратагем! Правда, в этом рассказе на последней странице книги стояло не бессмертное «Убегай», а жестокое «КОНЕЦ».

***

Это я так, для себя нарисовал, чисто условно:

36 стратагем

Пытался найти логику в геометрическом распределении. И вот что я могу сказать. Если начать с верхнего левого угла, то 10 из 36 стратагем можно трактовать, как тетраксис, пирамидку. Я когда-то об этом писал:

Помимо этого, у МегаХрени есть много других интересных свойств. Например, с одной стороны у нас все традиционные решения бога войны — сила, прямые действия, лобовая атака, первая парадигма, толстая броня, дредноуты. А с противоположной стороны у нас будут инновации, начиная с самой первой — врага можно уничтожить. На втором уровне речь уже будет идти о непрямых действиях, на третьем — о технологическом и информационном превосходстве. На четвёртом мы научимся замораживать ситуацию, создавая непробиваемую оборону — и работать в этих условиях.

36 стратагем: пирамидка

1 уровень. Чистая энергия, в данном случае, краеугольный камень стратагем. Стратагема №1, «Обмануть небо, чтобы переплыть море». (Она же «обмануть императора».) Смысл этой стратагемы прост: если хочешь что-то спрятать, прячь на виду. И наоборот — если необходимо спрятать что-то на виду, надо следовать совету этой стратагемы. Ничто так не усыпляет бдительность противника, как вещи простые, предсказуемые, очевидные, шаблонные. Овцу прячут в стаде, дерево в лесу. Это основа всякого искусства обмана — искусство правильной упаковки, маскировки, которая не выглядит, как маскировка.

2. уровень. Инь и Ян, прямое и косвенное.

Прямое действие. Стратагема №7, «Извлечь нечто из ничего». Это искусство обманывать врага, говоря правду. Малое инь, большое инь, большое ян: сначала маленький обман, потом большой обман, потом настоящий выпад. Прямой удар становится хитрым приёмом в тот момент, когда противник считает, что это блеф и что замах ложный.

Косвенное. Стратагема №2, «Осадить Вэй, чтобы спасти Чжао». Новая идея. Стратегия непрямых действий, как таковая. Если враг осаждает Чжао, мы не идём на помощь Чжао, но вместо этого осаждаем Вэй. Естественно, это работает только в том случае, когда для врага утрата Вэй будет по-настоящему болезненна. Тогда он сам снимет осаду с Чжао и поспешит на помощь Вэй. Итак, действовать надо не там, где враг силён, а там, где враг слаб и уязвим.

3 уровень. Триалектика.

Стратагема №13, «Бить по траве, чтобы вспугнуть змею». По-прежнему развивается идея прямого действия. Если прямое действие не достигает цели, оно привлекает внимание противника. Но именно поэтому прямое действие можно использовать для разведки боем, чтобы заставить противника реагировать. Удар в пустоту может помочь вскрыть вражеские намерения.

Стратагема №8, «(Для вида чинить деревянные мостки), втайне выступить в Чэньцан». Начать чинить мост, чтобы враг сосредоточил с той стороны свои главные силы; перейти реку вброд совсем в другом месте, и атаковать врага с неожиданной стороны. Иначе говоря, эта стратагема учит создавать для противника явную и очевидную угрозу, ответ на которую тоже очевиден, и этим привязывать врага к определённой позиции, к определённому поведению, чтобы сделать его уязвимым для совсем другой, неявной угрозы. Это стратагема развивает идеи прямого и косвенного с предыдущего уровня. Основа манёвра — это сочетание прямого и косвенного, одна часть войска «фиксирует» противника на месте, вторая, манёвренная, его обходит и сокрушает.

Стратагема №3, «Убить чужим ножом». Новая идея. Собственную вовлечённость в ситуацию нужно сводить к минимуму. Если действуешь, действуй чужим ножом, чтобы подумали на другого. Но ещё лучше, когда чужой нож держит чужая рука. Пусть другие делают за тебя твою работу.

4 уровень. Четыре стихии.

Здесь у нас будут стратагемы 19, 14, 9 и 4: «Тайно вытаскивать хворост из-под котла другого», «Позаимствовать труп, чтобы вернуть душу», «Наблюдать за огнём с противоположного берега», «В покое ожидать утомлённого врага».

Забавно, но по названиям эти стратагемы ложатся между четырьмя стихиями:

«Тайно вытаскивать хворост из-под котла», «ослабить огонь, лишив его топлива» — очаг это Огонь, хворост это Земля;
«»Позаимствовать труп, чтобы вернуть душу», дословно «вдохнуть дух в труп» — труп это Земля, дух-душа это Воздух;
«Наблюдать за огнём с противоположного берега» — река это Вода, а горящий за рекой пожар это Огонь.
«В покое ожидать утомлённого врага» — это Воздух и Вода, не столь очевидное, но чисто методом исключения.

И по порядку…

Стратагема №19, «Тайно вытаскивать хворост из-под котла». Развитие идеи прямого действия — если противник слишком силён, воздействие должно быть направлено против источников его силы. Огонь не может гореть без топлива. И да, это по-прежнему прямое действие: «целью прорыва является уничтожение вражеских командных пунктов, складов горючего и боеприпасов».

Стратагема №14, «Позаимствовать труп, чтобы вернуть душу». Боевая некромантия, развитие идеи разведки боем и «фиксации» противника очевидной угрозой. Суть состоит в использовании кого-то или чего-то давно забытого: старой династии, былых привилегий, древних пророчеств. Собственно, «труп» как таковой — это человек, который не может действовать самостоятельно, поэтому он должен стать орудием чужой воли, которая вдохнёт в него «дух». В настоящее время на Западе эту стратагему трактуют, как новое применение старого трюка, покупку зачахшей франшизы, внезапный римейк. В общем, стоит привести пример. В пушкинском «Борисе Годунове», Гришка Отрепьев, чтобы стать Лжедмитрием и наследником престола, использует в своих целях труп царевича — который, естественно, сам действовать не может, будучи мёртвым. Но с точки зрения поляков, Самозванец — такой же «труп», по крайней мере, пока он не сядет на московский трон; и чудесно спасшийся царевич, и царевич коварно убитый, всё это не более чем орудия делегитимизации режима Годунова и повод для интервенции.

Стратагема №9, «Наблюдать за огнём с противоположного берега». Развитие идеи прямого, косвенного и «чужого ножа». Если в стане врага с нашей помощью или сама по себе начинается смута (разгорается пламя), то лучше подождать, пока по реке поплывут трупы. Попытка вмешаться в ситуацию может привести к тому, что различные вражеские фракции объединятся против внешней угрозы, и тогда наша атака только усилит неприятельские позиции. Лучше подождать, пока сгорит всё, что может сгореть. Паукам в банке надо дать возможность спокойно жрать друг друга.

Стратагема №4, «В покое ожидать уставшего врага». Новая идея. Нас будто бы обдувает приятный ветерок, а враг потеет и бредёт против течения нам навстречу. Если время работает на нас, надо дать ему возможность поработать. В условиях, когда врагу надо преодолевать препятствия, чтобы добраться до нас, имеет смысл отдать врагу инициативу. Если враг уже находится в уязвимом положении, ему придётся прилагать усилия, чтобы изменить ситуацию в свою пользу. Но нам-то это выгодно, мы можем спокойно отстраивать свою оборону и укреплять свои позиции. Затраты он возьмёт на себя, а прибыль пожнём мы.