Скифы, шашки, революция

(автор: gest)
(2011 год)

Революционные шашки (без скифов)

Как я уже не раз говорил, я люблю психов. Именно поэтому я купил книгу Кадникова Е. А. «Шашечные арабески», и, знаете, не промахнулся. Автор съехал на трёх темах — шашки, скифы и коммунизм, но шашки для него, конечно же, на первом месте.

Что-то мне захотелось снова вернуться к этой книге и процитировать из неё ещё один эпизод. Но пока, в качестве разминки, история о роли шашек в русской революции — по версии автора. Итак, согласно «Шашечным арабескам», главная тайна и «пароль» отечественного революционного движения заключались в игре в шашки шахматными фигурами, то есть шашки трактовались, как отрицание шахмат. Своя извращённая логика в этом есть; если проводить параллели с этическими системами Крылова, то шахматы — это Восток (Российская империя), а шашки — Юг (террористы-революционеры).

Как всегда, всё началось с декабристов:

«Все стали играть в шашки шахматными фигурами, как это было заведено среди декабристов. На первой и второй горизонталях от играющих ставили пешки (солдат), на третьей горизонтали — в середине стояли ладьи и по краям слоны. «Тиранов прочь с доски!» — несколько раз повторял Орлов. В начале двадцатых годов ладьи и слоны на третьей горизонтали рассматривались, как будущие офицеры-декабристы, которые поведут за собой всю армию… Установившаяся первоначальная традиция [превращения шахмат в шашки] официально никогда не нарушалась. В этом построении шашек будущие декабристы видели цель своей программы. Именно во главе восставшей армии должны стоять офицеры! Северные (белые) и южные (тёмно-загорелые) должны вступить на равных в борьбу с самодержавием, принести свободу и новую конституцию всему народу…»

Декабристы играли в шашки на шахматной доске, двенадцатью шашками с каждой стороны, которые ставились в три ряда (надеюсь, все представляют себе шашки :)). В качестве шашек использовались восемь пешек, два ладьи и два слона. Таким образом, это был шахматный набор без коней, ферзя и короля («Тиранов прочь!»).

[С точки зрения европейской традиции, это означает игру без монарха, королевы (она же дама, госпожа, царица, с целым рядом соответствующих ассоциаций) и рыцарей. На доске остаются слоны, слон — интельская фигура; обычно её называют епископом, а во Франции — шутом, дураком. Ладьи изначально были колесницами, но в разные времена и в разных странах они символизировали лучших воинов, боевую технику в широком смысле слова и оборонительные сооружения. Одним словом, ладьями всегда назначали тяжеловесов — от танков, генералов и артиллерии, до фабрик и укрепрайонов. Например, в болгарском языке ладьи называются пушками, а слоны — офицерами, что, безусловно, близко к теме декабристов. Суть революционной идеи в том, что революционеры-пропагандисты-идеологи, слоны, объединяются с ладьями и выкидывают с доски символы красоты, благородства и сакральной власти — автор специально подчёркивает, что до революции королевскую фигуру венчал маленький крестик.]

Но пока ещё, по плану декабристов, слоны и ладьи идут в первом ряду, жертвуя собой, чтобы обеспечить выдвижение пешек. Мы все знаем, чем это кончилось. Затем наступает черёд народовольцев. Софья Перовская переосмысливает концепцию революционных шашек:

«Ей вспомнилась тайна декабристов, о которой рассказывала Варя Поджио. Нет! Не правы были декабристы, выдвигая себя в жизни и в шашках впереди народа. Долг руководителя-революционера находиться в гуще народной. Софья Львовна мысленно перенесла своё заключение на шашечную доску: организаторы-революционеры должны находиться на второй горизонтали, а на первой и третьей — народ…
Софья раскрыла Андрею [Желябову] тайну шашек декабристов, высказала своё мнение о месте революционеров в нынешних условиях с примером на шашках. Желябов полностью согласился со своей единомышленницей. С того времени в их отношениях всё было по-особому, и Софья постоянно чувствовала теплоту в общении с Андреем. В этот вечер они решили чаще встречаться и играть в шашки…»

Самый романтичный абзац во всей книге, ей-богу. Народовольцы стремились идти в народ (ряд пешек, слоны и ладьи, снова ряд пешек), но и они были неправы. В семье Ульяновых в революционные шашки играли так — слоны и ладьи вставали на первую горизонталь, а пешки выставлялись перед ними. О смысле этой последней аллегории автор пишет предельно туманно, но он и так очевиден — революционеры должны в первую очередь жертвовать не собой, а народом, слоны и ладьи должны отсиживаться в тылу, руководить массами и гнать пешек на амбразуры. Ленин это понимал, большевики это понимали, потому они и победили.

«Возможно, — говорил Дмитрий Ильич [Ульянов], с этой позицией Саша связывал какие-то свои политические идеи, но мы не знали о них, а вот теперь шашки сами раскрывают эту идею»…
…По окончании партии Володя сказал женщинам: «Жертвы могут быть оправданы, если они дают положительный результат для всех, но в игре, как и в жизни, «жертвы» должны быть ко времени и к месту!»
…Не раз Дмитрий Ильич Ульянов рассказывал о своём брате. «Возвратясь из Кокушкино в Казань (3 октября 1888 года), Володя зачастил в Казанский городской клуб, в особняке Булыгина, на углу Большой Грузинской улицы, напротив Дворянского собрания, где он больше стал играть в шашки, чем в шахматы».
…Но скоро Владимир Ильич станет реже бывать на Грузинской, зато в университете он начнёт целеустремлённо «бороться» за шашечной доской. Он не просто двигает шашки. Он руководит ими».

Крутость кочевников

Несколько полуслучайных цитат из вкладок, про Анахарсиса и южную этику.

Анахарсис:

«[Греки] cмеялись: «У вас нет даже домов, одни кибитки; как же можешь ты судить о порядке в доме, а тем более — в государстве?» Анахарсис отвечал: «Разве дом — это стены? Дом — это люди; а где они живут лучше, можно и поспорить».
Скифы живут лучше, говорил Анахарсис, потому что у них все общее, ничего нет лишнего, каждый довольствуется малым, никто никому не завидует. «А у вас, греков, — продолжал он, — даже боги начали с того, что поделили весь мир: одному небо, другому море, третьему подземное царство. Но землю даже они не стали делить: ее поделили вы сами и вечно из-за нее ссоритесь»».

Анахарсис и идеал Юга:

«…Крез, показав им благополучие своего царства и количество покоренных народов, спросил Анахарсиса, как старшего из мудрецов, какое из живых существ он считает храбрейшим? Анахарсис сказал, что самых диких животных, ибо они одни мужественно умирают за свою свободу. Крез, полагая, что он ошибся и что на второй вопрос даст угодный ему ответ, спросил, какое из живых существ считает он справедливейшим? Тот снова ответил, что самых диких животных, так как они одни живут по природе, а не по законам: природа же, по его словам, есть создание божества, а закон — установление человека, и справедливее пользоваться тем, что открыто богом, а не человеком. Тогда царь, желая высмеять Анахарсиса, спросил, не суть ли звери мудрейшие существа? Мудрец, согласившись с этим, объяснил, что предпочитать истину природы истине закона есть основной признак мудрости. Тогда царь с насмешкой сказал, что его ответы основаны на скифском звероподобном воспитании».

(Крез здесь выступает, как представитель Второй этической системы, которому сложно примириться с мыслью, что внешние условия могут оказаться важнее законов и культурно-обусловленных запретов.)

Наконец, просто Юг. И кочевники:

«Степь – неблагоприятная для выживания природно-климатическая зона, но она идеально подходит для стадного развития травоядных, следовательно, там живут хищники и охотники. Охота – сложное, требующее выносливости занятие, и оно не под силу слабым. Жизнь в степи тяжела, сложна и непривлекательна, даже для современного человека…
Начнем с неоспоримой истины, что сила человека в интеллекте. Но индивидуальный разум слаб, для выживания требуется коллективный разум. Степняки создали идеальный коллектив, имеющий одну цель. Это – семья. Но для общества того времени семья, состоящая из пары людей противоположного пола, была бы слабой. Поэтому было узаконено многоженство. Существовала сложная родовая иерархия (родовая градация), своего рода эффективная система управления семьей, в которой были четко определены права и обязанности каждого ее члена. Нарушить эту иерархию было непозволительно, она впитывалась в сознание с молоком матери. А для предотвращения конфликтов между семьями они были объединены в рода (родовая идентификация), дисциплинированные, управляемые, способные к выполнению любой задачи, коллективы».

(Просмотрел текст по ссылке, узнал, что король Артур был казахом. Много думал.)

Скифские шашки (но пока ещё без революции)

Да. Надо сказать, в книжке автора шашечного угара есть иллюстрации, но в тот раз я не стал утруждать себя их воспроизведением. Сегодня я просмотрел тот пост и ужаснулся — он был практически нечитаем из-за обилия опечаток. Естественно, я исправил все, которые нашёл. А в качестве компенсации я а) дополню его б) выложу поясняющие картинки.

Итак, по мысли автора, изначальная форма шашек — военная игра на квадратной или прямоугольной доске по правилам, близким к современным, с тем отличием, что у каждого игрока с самого начала была особая фигура, дамка, которая могла ходить во все стороны, или даже на любое расстояние, и которая символизировала вождя. Детали зависели от культуры и обычаев создателей того или иного варианта шашек, например, как сообщает нам автор, древние русы играли на доске 8х8, где у каждого игрока было десять простых воинов и по два вождя. (Естественно, всё это не имеет никакого отношения к реальной истории шашек, какой она видится современным исследователям, но что они могут знать? ;)) Обычно вождь не имел права двигаться, пока все остальные шашки — простые воины — не сдвинутся со своих мест, но ему разрешалось брать вражескую шашку, которая вставала под удар.

То же самое, но более цветастым языком:

«На поле боя важную роль играет вождь. Вождь стоит в середине войска (поля сражения), в удобном месте, защищённый своими шашками. Он хорошо видит поле сражения. Тут вождь находится до конца сражения, посылая подкрепления по слабые участки, или, наоборот, на прорывы. Лишь необходимость сдвигает его с места. Если появилась угроза гибели всего войска или самого вождя, то тут же вождь начинает двигаться. Погиб вождь — погибло войско. Такую силу дамки дал мудрец ей и в военных шашках… Появление новой дамки, если не считать курьёзных случаев, тоже ведёт к победе».

Новые дамки, естественно, появлялись в результате прорыва вражеского строя, то есть выхода шашки на последнюю горизонталь.

Базовой игрой скифов, по версии автора, были шашки на доске 9х9, с клетками двух цветов, красного и жёлтого. На жёлтых клетках играли, а красными любовались, ибо это был любимый цвет скифов. Шашки одной стороны красились в красный или коричневый, другие обычно были чёрными или тёмно-серыми. Вожди-дамки ставились на среднюю клетку первой горизонтали от игрока.

«В это время в Скифии народ играл на двухцветной 81-клеточной шашечнице (девять горизонтальных и девять вертикальных рядов). В начале игры у каждого игрока было по 17 простых шашек и по одной дамке, которые расставлялись на светлых полях (чаще желтого цвета) первых четырёх горизонталей от играющих. Дамки стояли посредине 1 и 9 горизонтали и принимали участие в игре, когда все простые шашки были сдвинуты с начальных мест. Исключением было правило боя дамкой, если на освобождённую диагональ пятерника (косяка) появлялась шашка варвара, то дамка била перепрыгнув через неё. Таким образом, перед началом игры на шашечнице была свободна лишь пятая горизонталь с пятью игровыми полями».

Скифы, шашки, революция и Анахарис 01

Дальше наш герой Анахарсис усовершенствовал эту игру, создав трёхцветную доску:

Скифы, шашки, революция и Анахарис 02

«…Когда Анахарсис развернул трёхцветную шашечницу, всё царское окружение во главе с царём затихло. А когда царевич рассказал им, что на этой шашечнице игровые дороги двух цветов (жёлтый и зелёный), которые соответствуют на поле брани разным дорогам: обычной (жёлтый цвет) и с преградами — леса, горы и городища (зелёный цвет), то в палате всё оживилось. Когда Анахарсис показал на простые шашки — стрелы, копья и дротики, а дамку назвал воеводой, который получает свои права сразу, не дожидаясь, пока все простые шашки этого игрока покинут свои изначальные места-позиции, вся палата загудела, как улей. Далее Анахарсис сказал, что будет полезно, чтобы воины царства — «девятые» — потренировались на трёхцветной шашечнице. В палате вновь установилась тишина. Первым заговорил вождь. Он попросил передать шашечницу в подвал «тайн» (запретов), в который могли входить только доверенные лица царства. Царь утвердил это, как указ царства, и тут же на распространение трёхцветной шашечницы было наложено табу (запрет). Теперь огласка секретов военной шашечницы варварам стоила головы любому скифу. Лишь через длительное время был издан указ, по которому скифские воины царской охраны тренировались на трёхцветной шашечнице. Царевичу было поручено, чтобы он в подвале «тайн» потренировал всех воевод на этой шашечнице…»

Главная военная тайна скифов, шашечная игра для подготовки командного состава и отрядов специального назначения, выглядела так:

«Общеизвестно, что до Анахарсиса скифское войско делилось на «девятки» стоявших в одном ряду. Старший воин «девятки» имел в своём подчинении по четыре воина, стоявших слева и справа. Эллины (чужеземные воины) знали эти построения заранее и в начале боя старались уничтожить старших «девятки», что ослабляло скифское войско. Сначала Анахарсис предложил двухрядное построение «девятки»: в первом ряду — четыре воина, во втором — пять. Старший воин находился в середине второго ряда. Позже он предложил разделение войск по четырнадцать человек с трёхрядным построением: в первом ряду — пять воинов, во втором — четыре и в третьем — пять. Старший воин находился в середине третьего ряда. Таким образом, старший воин был надёжно защищён.

Именно для тренировки воинов Анахарсис изобрёл игру на трёхцветной шашечнице…

До начала военной игры Анахарсис снял шашки с третьих горизонталей (4 и 6) от играющих. Следовательно, у них оставалось 13 простых шашек и по одной дамки. Приближая дороги битвы к мирным полям шашечницы мудрец вводит второй цвет (зелёный) на играющих полях. Освободившиеся поля на трёх горизонталях дают богатый простор мыслям. Шашки получают названия стрел, копий, дротика…

Таким образом, в шашках Анахарсиса усматривается прообраз современных шахмат».

Скифы, шашки, революция и Анахарис 03

Соответственно… спереди на флангах (на зелёных полях) стоят конные лучники, «стрелы». За ними, на жёлтых полях, слева и справа, построились «копья», всадники с копьями, умеющие и метать свои орудия, и драться ими врукопашную. В центре, на зелёных полях, клином выстроился «дротик» — пять воинов, защищающих командира отряда.

Идём дальше. В прошлый раз я остановился на следующем: Естественно, в книге Анахарсис всё-таки придумал свои социал-утопические шашки, но доверил их тайну только самым близким и идейно крепким людям. Полностью этот эпизод звучит так:

«Ещё на родине у Анахарсиса появилась вера в утопию: «Создание солнечного государства с коллективной собственностью и коллективным трудом. Руководит в таком государстве община — выборщики от класса воинов и от класса земплепашцев-скотоводов во главе с выборным вождём». Но эта мысль ещё больше укрепилась в Греции и, в особенности, после бесед с Солоном, где Анахарсисом завладела эта идея для переустройства всей скифской жизни.

Общеизвестно, что в 594 году до н.э. Анахарсис занимался военной подготовкой скифских воинов и, уезжая в Грецию, имел задание от своего царя. Поэтому мудрец вместе с семью торговцами скифами был отправлен на четырёх повозках (на каждой по два человека), и для каждой повозки были сделаны новые кожаные шашечницы с новыми костяными шашками по цвету как у эллинов — белого и стального. Они были великолепны, поскольку выполнялись искусными косторезами и кожевниками-красителями. Все шашечницы были окрашены в два цвета: первый — золотисто-жёлтый цвет украшал играющие поля; второй цвет — красно-розовый на неигровых полях. Все шашки четырёх партий были сделаны по указанию мудреца…

После просмотра или участия в Олимпийских играх, придя домой в конце дня, Анахарсис обошёл три повозки и взял только шашки, затем вошёл в свою повозку. Здесь он разложил свою шашечницу, а рядом с ней поставил комплекты шашек.

Мудрец стал думать, как расставить шашки на шашечнице, чтобы воплотить свои идеи на них. Он понимал так же, что на его родине нельзя сразу касаться каких-либо изменений на трёхцветной шашечнице. Это грозило ему смертью. Но введение элементов эллинской игры на жёлтые поля двухцветной шашечницы тоже могло вызвать большие неприятности, если это осудят гадатели, любившие старые скифские игры. Да и остальные скифы «Нового города», ревностно избегавшие заимствований чужеземных учреждений (новинок), как и от остальных скифских народов, так и в особенности от эллинов (греков), могли тоже поддаться раздражению и возмущению, что могло привести к непредсказуемым последствиям. Поэтому взгляд мудреца падает на красно-розовые поля (неигровые), как бы ища в них защитные оправдания. И тогда мудрец вспоминает своих игроков из «восьминогих», которые говорили, что есть рабы, играющие 18-тью шашками на этих красных полях. И вот эллинистические мысли мудреца окончательно воплотились в шашках.

Анахарсис вызывает Токсариса из соседнего дома и показывает ему новую игру — эллинистические шашки… Игровые поля — красно-розовые… Таких игровых полей сорок.

«Смотри и запоминай, побратим!» — сказал Анахарсис и стал ставить эллинистические шашки в начальное положение от каждого игрока на трёх первых горизонталях шашечницы (по красным полям):
«На первую горизонталь ставлю землепашцев-скотоводов — простыми шашками из первой партии;
На третью горизонталь ставлю воинов — простыми шашками из третьей партии, но в Скифии можно сделать замену на наконечники стрел;
На вторую горизонталь ставлю выборного царька (дамку) на среднее поле, из первой партии, слева от выборного царька на двух полях — выборщики от воинов, простыми шашками второй партии, справа на двух полях — выборщики от землепашцев-скотоводов [шашками четвёртой партии]. В Скифии можно сделать замену: выборного царька — на серебряные монеты с лицом царей Скифии и варваров, а выборщиков из воинов — на стрелы с пронисками или пряслом, и от землепашцев-скотоводов — на пряслицу с орнаментом.

Скифы, шашки, революция и Анахарис 04

Посмотрев внимательно на новые шашки, Токсарис был восхищён. Тут же мудрецы сели за шашечницу. Игра была интересной и имела много особенностей. Вскоре Токсарис сказал: «При таких шашках на шашечнице надо убрать чёрные линии. Пусть все линии новой шашечницы будут только красными или розовыми, и пусть текут только светлые мысли. Тогда между играющими будет всегда мир и дружба! Пусть эллинистические шашки несут людям только радость!» За игрой мудрецы понимали, что там в Скифии эллинистические шашки наведут на серьёзные размышления о переустройстве скифского общества самих «восьминогих» и рабов. Это пошатнёт устои наследственности царской власти, знати и богатеев. Начнутся непредсказуемые грозные действия. Поэтому ещё за игрой побратимы решили, что там в Скифии в такую игру можно играть осторожно и тайно только с теми, кто даст клятву Ветру и Мечу, что сохранит игру в тайне. Мудрецы закончили играть в эллинистические шашки только тогда, когда стало темнеть на дворе.

Возвратившись на родину, Анахарсис сыграл в эллинистические шашки только с одним воином — Савмакисом…»

У Анахарсиса было четыре набора шашек, двух цветов — белого и стального. Он придумал игру, в которой использовались все четыре варианта простых шашек — «воины», «землепашцы-скотоводы», «выборщики от воинов», «выборщики от землепашцев-скотоводов», плюс дамка, выборный царь. Отдельно стоит отметить, что, судя по расстановке фигур, Анахарсис стоял на позициях народников и находился в плену соответствующих иллюзий. А ещё, если отталкиваться от сюжета книги, то получается, что Анахарсис действительно всё время пытался изобрести шахматы — с этими «выборщиками», «дротиками», «копьями» так далее. Другое дело, что из этого ничего не вышло, так как он так и не смог дойти до идеи, что каждая фигура должна ходить своим, уникальным образом.

Мне кажется, в этой истории хорошо всё. И наивный маркетинговый ход, по которому шашки, выдуманные скифом для Скифии, получают имя «эллинистических». И предположение, что простой народ, увидев эти шашки, не выдержит и взбунтуется — настольная игра, как политический манифест. И опасения Анахарсиса по поводу гадателей — опасения оправданные, потому что именно гадатели его в конце и погубили. Ведь, в свою очередь, гадателям было, на что злиться — в социальной структуре идеального общества по Анахарсису жреческое сословие просто отсутствует. Есть воины, есть производители, есть руководство, которое выбирается из воинов и производителей и сохраняет солидарность с породившим их классом, и всё.

Кого я обманываю? Меня даже язык этого автора прикалывает, он так пишет по-русски, будто переводит с какого-то иностранного (украинского? психопатологического?).

Да. Кончается всё тем, что Анахарсис решил опытным путём проверить, как громкая музыка воздействует на человеческую психику. Этот эксперимент его и погубил.

«На следующий день Анахарсис стал мечтать о применении музыкальных сигналов в скифском воинстве. Захватив с собою тимпан, кимвал и самодельный рог, Анахарсис отправился на скалу Гилею. Взобравшись на неё, мудрец ударил колотушкой по тимпану, а затем по кимвалу, при этом он внимательно всматривался в слушающих людей. Ещё будучи в Греции, Анахарсис наблюдал обычай созывать народ на праздники богов плодородия, земледелия и виноделия музыкальными сигналами. Так на торжественном празднике, который устроили кизикяне в честь Матери богов — Кибелы, где Анахарсис приобрёл эти музыкальные инструменты, музыка исполнялась на тимпане (барабан) и кимвале (литавры — медные тарелки). Теперь ударив ещё раз колотушкой по ним, он почувствовал, что чужеземная музыка разнеслась далеко. Тогда он достал рог и затрубил в него. Звуки рога разнеслись ещё дальше. Мудрец видел, как всадники, бросив водопой коней на Ахилловом Беге (так скифы называли реку Салгир), направились к мудрецу послушать чужеземную музыку.

Но Анахарсис ещё не знал, что за его спиной также услышали варварскую музыку в городище и в царском дворце. Первыми рассвирепели недруги, поняв, что всему виной был Анахарсис. Вскоре разъярённая толпа из царской знати и злых гадателей, во главе с воеводой обступили раздражённого царя Савлия, требуя наказать Анахарсиса за предательство, за варварские звуки и прочую эллинизацию. Услышав новые варварские звуки, они ещё громче заголосили: «Он призывает к нам варваров и они погубят нас!» — кричали они царю. Раздражённый царь Савлий вскочил на коня и помчался к Гилее. Там он увидел стоящего на скале Анахарсиса, который быстро махал рукой и бил колотушкой по варварским инструментам. Страшный шум и гул стоял в ушах Савлия. Остановив своего скакуна, царь окликнул брата, но тот вновь замахнулся и грохнул по тимпану. Царь в гневе пускает ядовитую стрелу в брата. Анахарсис поворачивается, но сражённый стрелой падает со скалы и разбивается уже мёртвым. Так погиб наш великий предок, поразивший своих соплеменников необычной музыкой и шашками…

Гадатели, постоянно разжигавшие военные конфликты с соседними странами и междоусобные столкновения, совершили акт Пилата (?! — Г.Н.) над Анахарсисом. Царь Савлий (он же вождь), убив своего брата Анахарсиса по ложному доносу, запретил по всему царству дуть в рог и играть в шашки на красных полях с выборным вождём или царьком. И все, кто был замечен в этом, уничтожались на месте. Так закончили свою короткую жизнь и эллинистические шашки, в которых впервые воплотилась утопия — мечта о создании нового, справедливого государства на территории Крыма».

Скифы, шашки, революция!

Автор съехал на трёх темах — шашки, скифы и коммунизм, но шашки для него, конечно же, на первом месте.

Всё ещё из укуренной книги ««Шашечные арабески» Евгения Кандикова, сказание о восстании Савмака, шашках и СССР — Стране Справедливого Солнца Рабов. Я просто должен выложить этот эпизод.

«Много легенд сложено о крымской земле, о её природе, городах, людях, населявших этот чудесный уголок земли.

Говорят, что легенды — это вымысел. Возможно. Но эта легенда — быль. В её основу положены факты, которые не могли быть написаны и опубликованы по тем или иным обстоятельствам и на протяжении двух тысяч с лишним лет передавались из уст в уста. Честные, правдивые и справедливые люди пересказывали и хранили её. Эта легенда ценнее иного научного труда. В ней — сказание о восставших рабах Боспора и о шашках. И вот пришло время открыть эту тайну…»

Эту легенду отец автора услышал в двадцатые годы от бывшего политкаторжанина, а тот услышал её от своих товарищей, погибших в застенках царизма, бла-бла-бла…

Легенда
(пересказывается словами автора)

«Это было на Боспоре, за горой Митридат, в Пантикапее, за три версты до стен царского дворца… В тёмных, грязных постройках, куда сгонял и скифских рабов, слышался стон избитых палками, больных и измождённых людей. Рабы, доведённые до полного отчаяния тяжёлой жизнью и бесконечными издевательствами, были готовы восстать в любой момент… А там, за их дырявыми стенами, в тёплых, светлых и удобных домах богачи развлекались шашками. От зари и до темна, обливаясь потом и кровью, рабы работали на тех богатеев. Они больше не могли смириться с жестокой эксплуатацией и готовились к смертельной схватке с тираном Боспора — царём Перисадом V. Только на ночь прекращались издевательства и избиения рабов, потому что кровожадная охрана уходила во двор устраивать попойку.

В эту ночь рабы не могли уснуть. Кто-то задвигал шашки из малых камней, на которые обычно охрана не обращала внимания. Рабы знали о том, что даже в шашках совершалась несправедливость. Простые шашки (настоящие рабы игры) несли всю тяжесть игры (сражения) на шашечнице. Простые шашки вступали в игру первыми и попадали в тяжёлое положение, а затем гибли (снимались с доски). В то же время с самого начала игры и до эндшпиля дамка (царёк) оставалась на месте в полной безопасности.

Наступила полночь. Теперь можно играть в свои шашки из принесённых камней. Рабы собрали малые шашки в кучу и нарисовали большую шашечницу. Игровые поля покрасили своей кровью так, чтобы образовавшийся крест от неокрашенных больших дорог прошёл мимо играющих. Затем стали вытаскивать упрятанные камни из стен. Через щели стал пробиваться свежий воздух. Это предвещало то, что бог Арес благословляет рабов на справедливую борьбу… Рабы поставили свои шашки на шашечницу».

Скифы, шашки, революция и Анахарис 05

Обратите внимание, что рабы обращаются за поддержкой к Аресу. С одной стороны, это логично; с другой стороны, таким образом автор показывает нам, что большинство рабов были скифами, ведь именно скифы считали Ареса своим покровителем.

«В ту же полночь в рабское стойло проник царский раб Савмак (по происхождению скиф), который свободно ходил среди охраны и жил очень много времени в царском дворце Перисада V. Он развернул свою экзотическую четырёхцветную шашечницу и стал тихо говорить: «Мы хотим быть такими же людьми, как богатые — жить в белых домах и быть чистыми (он показал на поля дорог белого цвета), употреблять их пищу, иметь золото и деньги (он показал на поля дорог жёлтого цвета). Всем этим правят Басилевсы (по— гречески и по-боспорски — законный правитель) на всём Киммерийском полуострове и там за Киммерийским проливом (он показал на средние поля первой и девятой горизонтали).

Скифы, шашки, революция и Анахарис 06

Всё это вам надо передать немедленно — за девять дней, но это сделают только наши тройки — Басилевсы рабов (герои восстания) с нашими самыми сильными двумя полемархами (по-гречески — военачальник, полководец), которые будут избраны из среды восставших, которые прошли дороги смерти и возьмут в полон Перисада V и Митридата VI (он показал на новые чёрные поля в середине второй и восьмой горизонталей, где станут выборные Басилевсы, и две простые шашки на двух соседних чёрных полях первой и девятой горизонтали, сделавшие пленение цикутой).

Но чтобы каждый получил свою справедливую долю, надо отдать все свои силы и выйти на дороги войны-восстаний (он показал на поля красного цвета), на которых будет кровопролитная битва насмерть. Никто не сможет скрыться и не сражаться. Трусливых убьют сразу. Поэтому набирайтесь сил, отдыхайте, а потом кто больше приложит сил в борьбе, тот больше будет вознаграждён по справедливости. Половина из нас погибнет во дворцах Перисада, его знати и других богатеев (он показал на поля дорог чёрного цвета). Но мы победим. Вы, герои-победители Страны Справедливого Солнца, как и полемархи будете удостоены чести играть на таких экзотичных, четырёхцветных шашечницах в царском дворце при дневном свете, при всё народе на восемнадцатый день после восстания». Савмак утих, свернул свою чудо-шашечницу.

Слушавшие его рабы ещё плотнее обступили свободного раба и сказали: «Пора убирать дамку (Басилевса) и заменять её простой шашкой!» (Это был пароль рабов, готовившихся к восстанию.) «Да», — согласился Савмак, — «но всегда помните, что не все пойдут за простыми шашками, будут доносчики и варвары, и не все простые смогут дойти до победы в этой игре, но держитесь всегда вместе». Савмак нагнулся к расставленным шашкам рабов. Он убрал по пять шашек с передних рядов (с четвёртых горизонталей от игравших) и заменил дамки на простые в средних рядах (на вторых горизонталях от играющих). Так было по паролю.

Скифы, шашки, революция и Анахарис 07

«Так кто же с нами?» — спросили скифские рабы, ожидая, что Савмак назовёт боспорских ремесленников. — «С нами мудрец Анахарсис«, — ответил Савмак. Затем он продолжил свой ответ. «Анахарсис был самым великим человеком из всего рода «колпаконосцев» (царской знати). Он знал и умел многое. Он защищал восьминогих, помогал совсем бедным, но, главное, он первым вступился за сохранение жизни скифских рабов, рабов всех племён во всей Скифии. Он настоял на том, чтобы отменили все жертвоприношения рабами и пленниками. Анахарсис всегда защищал таких, как мы. Он был первым собирателем дешевизны нашей жизни (по современном понятию плановик— экономист)…

Мой предок двенадцатого колена — Савмакис вёл дружбу с Анахарсисом. Он был сильным воином, но проклятое вино подорвало его силу. Тогда мудрый Анахарсис вылечил его, но затем сказал ему: «Если ты будешь помнить моё изречение и следовать его первой части, то вернёшь себе силы». Савмаксис выполнил наказ Анахарсиса и передавал эти мудрости по наследству, в том числе и изречение, которое гласило: «Виноградная лоза приносит три кисти: первую — удовольствие, вторую — опьянение, третью — отравление». После лечения Савмакис редко пил вино и вскоре восстановил силы и был повторно взят в охрану царского дворца.

Савмакис видел, как вождь-царь Савлий убил стрелой мудреца. Тогда Савмакис стоял в охране на соседней скале, что в 60 саженей от скалы Гилеи Неаполиса скифского и слушал дивную музыку Анахарсиса. Сражённый ядовитой стрелой Савлия прямо в грудь, Анахарсис упал с Гилеи и разбился о землю, но его тело ещё продолжало катиться вместе с тимпаном (барабаном) в сторону Ахиллова Бега…

Савмакис не выдержал смерти мудреца и навсегда ушёл из охраны царского дворца. Теперь мне, свободному рабу, пришла сила тайн Анахарсиса и моих предков. Но чёрные вести пришли на Боспор. Пал «Новый город» и понтийцы осквернили склеп мудреца Анахарсиса. Ныне их полководец Диофант склоняет царя Перисада V и одаривает царскую знать Пантикапея мешками своих медяков (понтийских медных монет), чтобы боспоряне помогли понтийцам и херсонитам добить скифов, пока их основные силы ушли в степи скотоводов за мясом. В опасности и Боспорское царство, но, главное, и наше Отечество-Скифия, где остались наши сородичи, на краю гибели. Сейчас я спешу, но потом вам приоткрою многие тайны. Запомните мою слово: Держите под рукой свои шашки-камни, так как надо будет спешить дойти до доведи (до дамки, в игре — до крайних горизонталей, а по паролю — до палат царского дворца Перисада V) и поставить свою доведь при появлении первых лучей солнца… Настоящая игра начнётся в эндшпиле, когда подует ветер с Керченской (Киммерийской) протоки». Сказав последнее слово, Савмак провёл рукой по кругу вертикалей шашечницы и покинул собрание рабов».

Я, честно говоря, не понял, при чём здесь история о пьянстве предка Савмака, и каким образом она должна воодушевить рабов. Но, как бы то ни было, это помогает закольцевать обе части истории, про Анахарсиса и Савмака.

«Игравшие разобрали свои камни с шашечницы и слепили новые шашки — все простые, одинаковые, из грязи. Свои шашки рабы обагрили своей кровью, шашки богатеев оставили чёрными — по цвету грязи. Глубокой ночью они расставили свои тринадцать красных шашек против тринадцати чёрных. Из-за темноты на шашечнице плохо различались шашки. Чёрные, словно тени самих богатеев, набрасывались на красных и сбивали их…

Но вот взошла луна. Её бледный свет пробился через щели стен и потолков и осветил всю шашечницу. Шашек у рабов оставалось мало. Кровь заискрилась на шашках рабов. Тут они почувствовали, что надо держаться вместе и собрать все силы шашек красных воедино, и, объединившись всем миром, клином врезаться в Басилевса-варвара.

Долго шла игра. За игрой рабы стали мечтать о счастливой и справедливой жизни, которая скоро наступит на рассвете. На рассвете все люди будут свободны и равны…

И вот, когда холодный ветер задул с востока и мелькнул свет на маяке, рабы схватили свои отложенные шашки-камни и стрелой бросились на охрану. Мигом смяли охрану и с оружием побежали к царскому дворцу. По дороге к ним присоединились ремесленники с дротиками, стрелами и копьями. Со всех сторон на дворец бросились восставшие. Они сражались отчаянно, как учил их Савмак, бросая камни наискосок, а у кого было оружие, пускали стрелы, копья и цикуты наискосок, поражая царских защитников. Кровь рабов лилась везде. Когда появились первые лучи солнца, восставшие добивали Перисада V. Рабы, игравшие ночью в шашки, погибли наполовину, но восстание победило. Погибших хоронили на горе Митридат. На погребении героев восстания Савмак произнёс траурную речь. Это было в сентябре 109 года до н.э.»

Напоминаю, что «цикуты» — это изобретённые мудрецом Анахарсисом копья с раздвоенным наконечником, смазанным ядовитым соком, вызывающим временный паралич.

«В пять о погибших на девятый день после восстания, в полуденный час все победители собрались у стен бывшего рабского стойла, куда теперь загнали царских коров. Все простояли молча 13 счетов, отдавая дань погибшим. Затем Савмак — вождь всех рабов и восставшего боспорского люда, помянул всенародно добрым словом погибших и двинул народ в сторону дворцовой площади. Все, кто мог двигаться, пришли на дворцовую площадь и тоже простояли молча 13 счетов, поминая всех павших по Боспорскому царству. Слёзы и плачь катились по людскому морю. Затем выступил Савмак. Он помянул всенародно всех погибших и восславил героев живых, кто проявил подвиг за свободу и независимость Страны Справедливого Солнца. Затем Савмак предложил выбрать всенародно выборного Басилевса государства (выборного законного правителя страны). Скифские рабы кричали: «Савмак, Савмак, Савмак!» Реже кричали ремесленники. Но когда сказали поднять руки за Савмака, то море море рук поднялось к солнцу. Так Савмак стал первым выборным царём Страны Справедливого Солнца Рабов. Савмак предложил выбрать полемархом боспорянина-ремесленника, и снова море рук поднялось к солнцу. Людские глаза засветились, и лица их преобразились. Люди обнимались и поздравляли друг друга с победой. Тут же Савмак зачитал указ о свободе, о снятии долгов и уменьшении налога на землю. Народ ликовал…

Вскоре по указу Савмака начались спортивные состязания, в которых принял участие весь народ, пришедший на площадь. На состязаниях играли и в шашки по правилам восставших рабов. Народ долго не расходился и смотрел состязания. Многие играли на земле по нарисованным шашечницам, а шашками им служили маленькие камни и осколки царских сосудов. Лишь герои восстания и самые сильные спортсмены-шашисты играли на девяти шашечницах, сшитых из лоскутков материи, а шашками им служили монеты: у начинающих были новые серебряные монеты, только что отчеканенные ремесленниками, с лицом Гелиоса — вождём восставших, а у других были медные монеты, взятые из мешков понтийского царя, оставленных бежавшим полководцем Диофантом. Новые монеты Савмака сияли на шашечницах, отражая настоящее Солнце страны освобождённых рабов.

После подведения итогов восстания со своими товарищами, Савмак отметил важность отработки стратегии и тактики ближнего боя на четырёхцветной шашечнице. Она даёт возможность наглядно показать расстановку сил. В связи с этим на 18 день был издан указ Страны Справедливого Солнца Рабов о военной подготовке на четырёхцветной шашечнице, которую он сам изобрёл. Ныне сохранился лишь один рисунок этой шашечницы в склепе №9 Неполя скифского, который был сразу нарисован там после захоронения Савмака. На этой шашечнице были поля для шашек-стрел (крайние по четвёртым горизонталям от играющих), копий (чёрные поля по три клетки диагоналей слева и справа), дротиков (красные поля) и цикуты (чёрные поля — в центре второй и восьмой горизонталей стояли выборные Басилевсы-дамки, а на двух полях в центре первой и девятой горизонтали стояли два полемарха — простые шашки). Савмак предвидел, что скифы-рабы спросят его: «Почему на шашечнице стало по восемнадцать шашек? Ведь перед восстанием снимался первый ряд шашек». Он ответил им, что места снятых шашек заняли ремесленники с луками, копьями и дротиками, которые оказали неоценимую помощь рабам. Они были в первых рядах восставших, и поэтому в их честь на шашечнице поставлен первый ряд шашек.

Скифы, шашки, революция и Анахарис 08

В Пантикапее Савмак создал школу «киников», в которой проповедовался культ жизни Анахарсиса, ставшего одним из любимых героев, как представителя здоровой простоты нравов, в противоположность утончённой греческой культуре. «Киники» считали, что каждый освобождённый раб должен осознать свою отторгнутость из патриархальных связей, как возможность достичь высочайшего из благ — духовной свободы. В школе «киников» Савмак учил всех играть на своей четырёхцветной шашечнице. Новая экзотическая шашечница очень понравилась боспорянам, но ей было суждено недолго жить…

Страна Справедливого Солнца продержалась до весны следующего года. Под натиском рабовладельцев нескольких стран она пала. Это произошло неожиданно. В одну из ночей, со стороны мыса Змеиный около Мирмекии, херсонеский торговый корабль высадил скрытно небольшой отряд переодетых воинов, которые укрылись во дворе богатого торговца в Мирмекии. На следующий вечер, заманив туда вождя рабов для игры на его шашечнице и перебив его охрану, херсонесцы изранили и пленили Савмака. Этим же кораблём пленник был доставлен Диофанту, который отправил его в понтийское царство.

В этот же вечер Диофант осадил Кафу. Вскоре восставшие сдали Кафу и затем были разбиты в Пантикапее. Остатки скифских рабов ушли в Скифию.

После поражения восстания рабов все шашечницы Савмака были собраны и уничтожены, посколько за игру на ней отрубали голову играющим. Об этой шашечнице даже запрещалось говорить во всём Боспорском царстве…

Так закончилась легенда Страны Справедливого Солнца Рабов — первого восстания в древнем мире на территории бывшего СССР. Конечно, Савмак много почерпнул из восстания рабов Пергамского царства, где Аристоник — побочный сын пергамского царя Эвмена II (мать его была дочерью кифариста из Эфеса) воспротивился решению его единокровного брата Аттала II, завещавшего своё царство римскому народу. После смерти Аттала II (133 г. до н.э.) Аристоник объявил себя претендентом на престол и поднял восстание рабов. Он был разбит в 130 г. до н.э. и задушен в тюрьме. Но Савмак пошёл к созданию Страны Справедливого Солнца Рабов совершенно другим путём…»

Видимо, Диофант тоже умел играть в шашки! Спецоперацию он провёл классическую.
И несмотря на уверения автора, легенда всё ещё не закончилась.

«Утром, на 8 день месяца Быка (мая) того же года, в Херсонесе скончался от тяжёлых ран Савмак, которого собирались везти в Синопу. Было решено его тело вывезти из города, и захоронить подальше от глаз рабов и бедняков. Однако освобождённый раб Спартокис (никто не знал, что его предки по указу брата Левкона убили боспорского царя Спартока) выследил телегу с телом Савмака, захватил её и затем добрался на ней утром 9-го числа до Неполя скифского.

Похороны Савмака превратились в большой траур Скифии. По дороге через городище за телегой шли толпы скифов. Когда похоронная колонна поднялась в «Новый город» и остановилась у Неапольских скал, народ сюда стал прибывать отовсюду. Затем начался ритуал прощания народа с вождём восставших рабов. Тело Савмака завезли на скалу его предков и повернули головой к скале Гилеи, где был убит Анахарсис. Рядом горел костёр памяти. Ровно в полуденный час скифяне поднялись и стояли молча 13 счётов, прощаясь с Савмаком.

После прощания тело вождя рабов повезли вдоль Неапольских скал на шесть с половиной стадий и похоронили его в склепе №9 рядом с Анахарсисом. На западной стене склепа рабы нарисовали четырёхцветную шашечницу Савмака, втиснув её рядом с Анахарсисом, как символ связи великих скифов. Это было время в Скифии, когда с шашечниц сняли табу.

После отдания почестей своему вождю, часть скифов во главе со Спартокисом ушли в Прекрасную гавань и оттуда на корабле навсегда покинули родину. Говорят их видели среди восставших в Аттике, в Сицилии (104 г. до н.э.) и позже в Италии в рядах Спартака (74-71 гг. до н.э.)».

Скифы не зря почитали Савмака — он не просто так поднял восстание, он разрушил коалицию Босфорского и Понтийского царства, сорвав план их совместного похода против Скифии. Настоящий герой-разведчик.
И, конечно, радует образ античных партизан, которые 35 лет продолжали революционную борьбу, возникая там, где начиналось очередное восстание рабов, чтобы помогать и делиться опытом.